Немного об истории постройки в Самаре католического храма

Вот как, например, излагает Алабин историю постройки Е. Н. Аннаевым католического храма: “в 1863 году самарский купец 1 гильдии Егор Никитич Аннаев, по завещанию своего умершего родственника выстроил на лучшей улице города – Дворянской, прекрасный каменный храм с намерением устроить в нем католическую церковь, но, встретив препятствие к приведению своего намерения в исполнение, должен был, в конце 1864 года, это здание уступить евангелическо – лютеранскому попечительству, для устройства в нем храма этого исповедания. Церковный совет, не имевший в своем распоряжении никаких денежных средств, прибегнул к доброхотным подаяниям, частию в Самаре, частию в других городах империи и, присоединив к собранной сумме довольно значительное вспомоществование, сделанное Высочайше утвержденным центральным комитетом вспомогательной кассы для лютеранских приходов России, немедленно приступил к окончанию поступившего в его распоряжение храма. Дело шло так успешно, что 26 сентября 1865 года лютеранская кирха была освящена”.

Нечеткое разъяснение в тексте условий передачи здания – “уступил” – привело исследователей к такой интерпретации событий: “В 1864 году, когда основное здание прекрасного каменного храма на углу Дворянской и Предтеченской было возведено, власти запретили открытие католического костела. Церковный совет лютеранской общины решил приобрести это здание. Но не располагая необходимыми средствами, обратился за помощью к немецкой общественности с просьбой оказать содействие”. Возможно, речь в указанной публикации идет, хоть и косвенно, о купле – продаже здания. В 1971 году выяснилось, что Е. Н. Аннаев задумал построить церковь еще за 4 года до смерти Макке и что, следовательно, замысел этой постройки был ему продиктован не завещанием его благодетеля (о чем говорил Алабин), а исключительно личным желанием Е. Н., которое он выразил следующим образом: “Исповедуя римско – католический закон и, желая исполнить как собственный обет, так и желание единоверцев моих, я поставил себе в обязанность построить в г. Самаре католическую церковь на крепосной земле моей и на свой счет, не требуя каких – либо посторонних пособий”.

“Май 1882 г. Его Высокопреосвященству Могилевскому Архиепископу и Митрополиту всех в Российской империи римско – католических церквей – капеллан войск Казанского военного округа курата Казанской римско – католической церкви: Посещая неоднократно г. Самару при разъездах по Казанскому военному округу мне каждый раз приходится испытывать много неприятностей по причине отвода квартиры под церковь, каждый раз меня отсылают в лютеранскую кирху на том основании, что некоторые мои предшественники совершали всю службу в кирхе и что лютеранская кирха, прежде построенная как католический костел, а после подарена купцом Аннаевым лютеранам при условиях, что лютеране должны на случай прибытия казанского капеллана давать в оной место для совершения всех обрядов по римско – католическому вероисповеданию. При таких обстоятельствах мне удалось собрать некоторые сведения о постройке сказанной исторической кирхи от самих жителей г. Самары, которые я до сведения Вашего Высокопреосвященства и доношу.

Существующая в городе Самаре лютеранская кирха построена проживающим и ныне в городе Самаре купцом Аннаевым (армяно – католиком) в 1862 или же в 1863 году по разрешению правительства, последовавшему посредством бывшего Оренбургского генерал – губернаторства (тогда Самара входила в состав Оренбургского генерал – губернаторства) по ходатайству ксендза Зеленки, проживающего в городе Оренбурге, на средства, пожертвованные симбирским купцом армяно – католиком Мекке или Макке по духовному завещанию, в силу которого Аннаев вошел в полное владение всем имуществом умершего Мекке, с условием, что Аннаев, как наследник имущества покойного Мекке, должен в городе Самаре выстроить римско – католический костел. Далее я узнал, что ксендзом Зеленко было выхлопотано и от правительства денежное содействие, которое вместе с добровольными пожертвованиями и было передано Аннаеву, как главному строителю самарского римско – католического костела. Костел Аннаевым был выстроен, но когда пришло время к освещению его в 1862 или 1863 году, Аннаев подарил выстроенный католический костел лютеранам, на что не имел никакого права, при условиях, мною выше сказанных.

Посещая город Самару ежегодно, я старался собрать верные сведения обо всем этом, но этого сам делать не мог. Аннаев употребляет все средства, дабы с казанскими куратами не встречаться, да и встретившись, едва ли по сему предмету что – нибудь скажет, зная хорошо свой противозаконный поступок. От жителей Самары я могу иметь верные, но голословные сведения. Что же касается официальных сведений, то таковых я собрать не могу по следующим причинам: завещание Макке утверждено в Симбирске, но при пожаре Симбирска все бумаги сгорели, что то же случилось и с бумагами Самарской губернии и Оренбургского генерал – губернаторства во время пожаров Самары и Оренбурга, той же участи подверглись все бумаги тех инстанций, в которых можно собрать официальные сведения по сему предмету. Остаются два источника, из которых можно собрать официальные сведения: МВД и канцелярия Его Преосвященства Митрополита с Римско – католической консисторией, без разрешения которой ни сборов денег на постройку, ни самые сооружение сказанного костела совершится не могло. А потому я, как курат Казанского прихода, в состав которого входит и Самарская губерния, считаю своим долгом обо всем этом донести Вашему Высокопреосвященству на архиепископское рассмотрение всего этого дела”.

Как следует из документа, источником необоснованных обвинений против Аннаева служат “голословные сведения жителей Самары”. Странно, что Алабин, имея возможность лично побеседовать с Егором Никитичем, поместил в свои исторические очерки неверные сведения. Но вернемся к донесению казанского капеллана. В нем Аннаев обвиняется еще и в использовании на строительство церкви чужих денег (пожертвования и “деньги правительства”). Насколько же справедливы эти обвинения? Слово документу: “Казанскому капеллану Дембскому. В ответ на рапорт Ваш от 9 мая минувшего года канцелярия по приказанию Его высокопреосвященства имеет честь уведомить, что в канцелярии нет ни малейших сведений о том, чтобы Аннаев, как наследник имущества покойного Мекке или Макке, должен был, согласно воле завещателя, построить церковь для католиков в г. Самаре”. Итак, подтвердились сведения о самостоятельно принятом решении купца Аннаева о постройке храма.

Во-первых, в вышеприведенном ответе канцелярии нет упоминания о финансовой стороне вопроса, а “без разрешения канцелярии сборов денег на постройку совершится не могло”. Так что это молчание нам кажется достаточно красноречивым. Во-вторых, в разрешении властей на постройку церкви говорилось: “Дозволяется построить в г. Самаре на его земле и на собственный счет римско – католическую церковь”. Здесь придется обратится к вопросу об отношении российского правительства к католической церкви. Недоверие и настороженность приводили к тому, что правительство жестко контролировало жизнь церкви на своей территории. Вот один пример. “25 июля 1810 г. было образовано Главное управление духовных дел иностранных исповеданий, которое практически приняло на себя высшее заведывание латинским духовенством. Переходя из подчинения одному министерству к подчинению другому, это управление было присоединено в 1832 г. к МВД в виде особого департамента духовных дел иностранных исповеданий. Упразднена эта структура была только Временным правительством в октябре 1917 г. В компетенцию этого бюрократического аппарата входил не только надзор за всеми католическими делами в империи, но и вопрос о разрешении употреблять в церковной жизни папские документы.

На местах такое положение приводило к мелочной регламентации жизни каждой католической общины. Так, например, требовалось разрешение губернатора на проведение общих собраний верующих, на сбор пожертвований, на приглашение священника, чтобы крестить ребенка или отпеть усопшего (это правило действовало в условиях отсутствия постоянного священника). Поэтому, если бы Аннаев и воспользовался пожертвованиями своих сограждан, сведения об этом должны были быть в Канцелярии самарского губернатора. Однако в архиве эти сведения не обнаружены и в разрешении на постройку о них не упоминается. Что касается “денежного содействия”, якобы “выхлопотанного ксендзом Зеленко от правительства”, то в связи с вышеупомянутыми сложностями во взаимоотношениях церкви с властями говорить о финансировании строительства католического храма не приходится. На то, чтобы получить только разрешение на постройку храма, Аннаеву потребовалось 2 года и поддержка губернатора! Если бы “деньги правительства” и существовали, то они непременно были бы упомянуты в официальных документах: разрешении на постройку и дарственной Аннаева.

По материалам Г. В. Галыгина

Похожие страницы:

1. Появление женской гимназии в Самаре
2. Самарская земская школа для образования сельских учительниц
3. Самарское уездное училище
4. Появление гимназии в Самаре
5. Краткая история приходских училищ Самары

Загрузить Adobe Flash Player
Эта запись была опубликована в рубрике Старая Самара. Добавить в закладки ссылку.

Комментирование закрыто.