Лечение в старину средствами животного происхождения

Бодяга — водяная губка, надошник. Это речная и озерная губка в виде нароста, встречаемая на камнях и бревнах; она была распространенным средством в народной медицине. Еще академик П. Паллас во время своего путешествия по России в 1768—69 годах писал, что в сушеном виде бодягой натирают щеки вместо румян. «В сей стране находится в Москве реке много бодяги, которую простые бабы» собирают в России, сушат и обыкновенно употребляют к натиранию щек вместо румян. Здесь растет она так, как и во всех тихо текущих реках, с толстыми прямо стоящими ветвями. Напротив того в быстрых реках обыкновенно простирается долгими подобно сетке переплетенными ветвями. Никогда я ни здесь, ниже в других местах у сего растения не приметил ни малейшего чувства или движения, которое могло бы доказать, что оно есть животное. Однако запах, когда оное жгут, изъявляет несколько животного, которое надлежало бы исследовать точными… опытами…».

Бодягою лечили золотуху, болезни лимфатической системы, но особенно успешно применяли ее при ревматических болях, ломоте и опухолях. Обыкновенно больное место натирали сухим порошком бодяги или смешанным с деревянным маслом. От этого кожа немного воспалялась и боли, по замечанию сообщивших сведения, проходили. Делали также припарки из свежей бодяги. В Пермской губернии бодяга, настоянная на водке, употреблялась для втирания при сведении рук и ног. Порошком бодяги натирали ушибленные места, отчего, как говорили, не бывает кровоподтека. Внутрь бодягу давали при золотушном страдании глаз; для этого ее клали в середину приготовленного из теста каравая, который сажали в печь; когда он выпекался, бодягу вынимали и в виде порошка давали больным на куске хлеба. На Украине бодяга была одним из самых употребительных средств от ревматизма.

Бычью желчь употребляли от желтухи.

Дождевых червей настаивали на водке, которую пили от запоя; порошком же сушеных ивановских червей (собранных в Ивановскую ночь — 24 июня) посыпали больные места. Сало ежа во Владимирской губернии употребляли при обмораживании. Жук цветолюб, известный под именем золотистой цветений, употреблялся от бешенства в Волынской губернии. Шкура зайца в Приаргунском крае весьма часто употреблялась при флегмонозных воспалениях или в так называемой ложной роже, для этого пораженные воспалением части завертывали в только что содранную шкуру зайца. Для вытяжки из нарыва, в Енисейской губернии к нему прикладывали ушканину с мылом. В Костромской губернии при груднице также прикладывали заячью шкуру внутренней стороной к груди, получался своего рода компресс. То же самое отмечено на Кубани, где при этом шкуру смазывали сметаной, так же при скарлатине употребляли заячью шкуру, смазанную козьим или внутренним салом, а при лечении золотушных опухолей намазывали её сметаной.

Змея играла значительную роль в лечении болезней. Брали змеиные головы, чешую, кровь. Лечились ею от запоя, бородавок и других болезней, но особенно, распространенным было это средство при перемежающейся лихорадке. Вера в целебную силу сбрасываемой змеей шкуры была распространена во многих местах России. Кожа гадюки, найденная осенью, высушенная и истолченная в порошок, употреблялась и при лечении ран. Использование змеи для лечебных целей было характерно и для других народов. В. Вербицкий пишет, что у алтайцев, например, «при змеевике — нарыве подобном большому закожному чирью, красном и жестком привязывают размоченную змеиную кожу, которую часто находят весною в камнях или нарочно сдирают с живой змеи, На что алтайцы великие художники. Обыкновенно в этом случае они наступают ногой на голову змеи, и отделив ногтем кожу вокруг шеи, в одно мгновение сдергивают всю, как чулок».

В «требуху» (желудок) только что убитой коровы вкладывали ребенка, больного рахитом, повторяя это несколько раз, для чего ездили на бойню (отмечено на Кубани). Вода, скопляющаяся во время дождя на коровьем помете, употреблялась в качестве наружного средства при мокром лишае. Свежий телячий помет служил мягчительным средством при золотушных опухолях. Свежей куриной желчью смазывали язву при раке. Лечение продолжалось в течение двенадцати дней. Лошадиным потом смазывали бородавки. От оспы прикладывали тряпки, смоченные в жидкости, полученной от выжимания свежего лошадиного помета; столовую ложку этой жидкости давали и при поносе, говорили, что от этого средства проходит даже самый упорный понос.

От водянки закапывали больных в конский навоз, советовали это делать в бане, считали достаточным принять три-четыре таких ванны. При ревматизме зарывались по пояс в сопревшийся лошадиный навоз или же высушенным теплым навозом обкладывали больные места. Перетопленным мозгом из ноги падшей лошади натирались при ревматизме на Кубани и в Саратовской губернии. Для лечения лихорадки в Костромской губернии кипятили конские копыта и пили. Пеплом раздавленной на дороге и сожженной лягушки окуривали больных лихорадкою в Орловской губернии. В Костромской губернии от лихорадки лечили водой, в которой сначала держали лягушку, а затем эту воду давали больному. Медвежью желчь, высушенную и разведенную водой, пили при желудочных расстройствах (Забайкалье). Жир медвежий в Приаргунском крае применяли от ревматизма и ломоты. В Сибири топленым медвежьим жиром натирались при «сухом волосе» и при ломоте, ощущаемой в конечностях. В Архангельской губернии мазь из медвежьего сала носила название «белик».

Спирт муравьиный был универсальным средством для втирания, главным образом, при ломоте в ногах (ревматизме). Изготовляли его различными способами. Например, в 10-литровую бутылку клали живых муравьев и кусочек камфары (10 г), заливали ее спиртом и скипидаром. При простуде муравьиным спиртом не только натирались, но иногда и пили его, как это отмечено, например, в Костромской губернии. На Кубани муравьев вместе с их гнездами всыпали в чугун или кастрюлю, наливали туда водки и обмазанную коржом ставили в легко натопленную печь на 10—12 часов; полученную жидкость процеживали и растирали ею парализованные части тела. Пережженным овечьим пометом присыпали больное место при ожогах, предварительно смазав обожженное место маслом (Сибирь). Для лечения употребляли также пауков, что отмечено в Закарпатье; употребление паутины при порезах вообще широко известно.

Свежий мозг пеликана, смешанный с воском, деревянным маслом и луком, прикладывали к ране при раке. Пшеничный сотовой воск — вощина, с примесью цитварного семени варили и пили от глистов. При трещинах сосков и воспалении грудей прикладывали на тряпочке спуск из белого воска, смешанного с деревянным маслом. От лихорадки в Новгородской губернии клали живых раков в чашку, куда вливали полкружки «пенного вина», затем вынимали их, сушили на печи «на поду», толкли и порошок настаивали в этой полкружке вина. Полученную настойку давали больным по рюмке перед приступом. Шейки раков, разрезанные пополам, прикладывали несколько раз в день к ранкам при раке. Рыбью чешую пережигали на сковородке и порошком посыпали язвы при золотухе (Кубань).

В. Даль пишет, что сверчок есть одно из самых сильных рвотных, слабительных и мочегонных средств. Его давали в виде порошка с вином или квасом при «грудной и брюшной водяной». Свиной помет поджаривали на сковороде вместе с льняным маслом и тепловатым прикладывали к опухшим местам при скарлатине (Кубань). Сало собачье в Воронежской губернии пили в молоке при туберкулезе. Собак даже специально откармливали для этого. Порошок из тараканов, настоянный на горячей воде, принимали от водянки, например, в Саратовской губернии и у белорусов. Вообще же это средство было отмечено во многих губерниях Европейской России, на Кавказе, в Забайкалье и в Белоруссии. Это средство лечения от водянки было введено и в научную медицину проф. С. П. Боткиным. В Костромской губернии порошок из тараканов принимали при болезнях почек.

Порошок их шпанских мух, смешанных с хлебом и уксусом, прикладывали к затылку (от головной, глазной боли и глухоты) и у другим местам для оттягивания боли. Желчью щуки натирали глаза при куриной слепоте. Лучшим средством от лихорадки считалась рыбья желчь, изготовленная следующим образом: рыбью желчь с водою ставили в теплое место на 8 суток, затем принимали три раза в день по полрюмки. Человеческие выделения также использовались в народной медицине. Так, в Сибири помет и кал считались хорошим нарывным средством и самой действительной мерой, чтобы «не дать раздуться змеевику». На Кубани лучшим средством при ногтоеде и костоеде считался прикладываемый свежий человеческий кал; им мазали также бородавки. В Новгородской губернии при нарывах (но не при фурункулах) прикладывали человеческий кал.

В Костромской губернии универсальным средством при лечении болезней являлась моча. Употребление ее как лечебного средства имело широкое распространение еще в 40-х годах этого столетия. Ее считали полезной в виде горячих примочек, а также при порезах и всяких долго незаживающих ранах. При ревматизме ее употребляли как в виде примочек, так и ножных ванн. При воспалении седалищного нерва прикладывали кипяченные в моче мелко рубленную крапиву и лопух. Даже глаза, если они болели, промывали мочой. Пили ее и от простуды, если «кашель или дыхание завалило», а также от ушибов и даже от лихорадки. В Архангельской губернии «от трескания рук и ног», а также болящие трещины на ногах детей, так называемые «вороньи сапоги» мыли теплою водою, а потом человеческою уриною. На Кубани при ревматизме, воспалении или красноте глаз, ужалении пчел лечились также своей мочою или мочой ребенка до семилетнего возраста: «Прекрасным средством» при ссадинах и ранах у лошадей служила также человечья моча, ею промывали больные места, а затем присыпали хорошо пережженными и мелко истолченными квасцами».

В Сибири моча входила в состав противолихорадочной смеси. В Воронежской, Новгородской и Самарской губерниях ее использовали для лечения ран, в том числе и от укуса бешеной собаки: пили и прикладывали к больному месту. Синяки лечили тоже мочой. Вообще мочу употребляли при многих воспалительных процессах.

Маслом коровьим лечили «болячки» в Костромской губернии, считали, что оно «все вытянет». На Кубани мазью из растопленного свежего масла с острой водкой лечили золотушные струпья; через шесть-семь дней они засыхали. Мякиш хлеба, обмакиваемый в полурастопленное свежее масло, прикладывали к больному месту при груднице; вместо масла иногда применяли свежее молоко. При груднице и трещинах сосков смазывали больное место свежим несоленым маслом, иногда вместе с пережженными квасцами, три раза в день. При смазывании свежим коровьим маслом советовали сверху присыпать мелко истолченной серой, душицей, что растет на навозе, а когда рана «зачерепится», легонько продолжать смазывать одним коровьим маслом. В Саратовской губернии сыпи на голове смазывали маслом, смешанным с ртутью. Коровье масло употреблялось иногда снаружи от рака. Коровье молоко принимали внутрь при отравлении, пили также при геморрое, чахотке и других болезнях.

На Кубани, например, парное молоко считалось лучшим средством от рвоты. Особенно «пользительным» считалось парное молоко, чахоточным, которые пили его горячим вместе с салом, а также при грудных болезнях и кашле. Пенка с молока применялась в качестве вытяжного средства при гнойных струпьях, причиной которых являлась золотуха; с этой целью употребляли и «самое раннее молозиво». Кислое молоко прикладывали при роже и укусах тарантула, по мере высыхания тряпку меняли. Кобылье или овечье молоко на Кубани пили от «кошмара». В Новгородской губернии трещины на ногах, так называемые «цыпки», лечили сметаной. Золотушную сыпь также лечили сметаной, при этом считали, что если ее слижет собака, то как будто бы сыпь быстро проходит.

Творог употреблялся как нарывное средство; считалось, что он вытягивает жар. В Вологодской губернии застарелые раны лечили творогом, прикладываемым к ночи. Творог свежий прикладывали в качестве компрессов для лечения ран от укусов змеи, и при роже. Сывороткой из-под простокваши мыли руки, когда они обветривались, а также голову от перхоти; употребляли ее внутрь при запорах. В Закарпатье лихорадку, называемую там «трясучка», «тетюха», лечили «жентыцей», которая остается после изготовления сыра; ее пили в горячем виде. Мелко рубленное свежее мясо, посыпанное (если не было сердцебиения) перцем, ели сырым или слегка поджаренным при бледной немочи. Мясо считалось на Кубани хорошим средством и для лечения опухолей: брали филейную часть, посыпали ее толчеными квасцами, причем меняли его, когда оно сильно согревалось; говорили, что после второго раза опухоль уже спадала.

Сырым мясом лечили бородавки, что отмечено, например, в Костромской губернии, и мозоли, в последнем случае предварительно смачивали мясо в течение нескольких часов в уксусе. Печень применяли от куриной слепоты. В некоторых местах считали, что с этой целью надо брать печень от черной куры или черного быка, ее варили и больной должен был не только есть печень, но и пить отвар. Кровь животных пили при чахотке, общей слабости, малокровии и вообще некоторыми старыми людьми как укрепляющее средство, что отмечено, например, в Забайкалье и на Кубани. Жир гусиный считался хорошим средством при обморожениях, им смазывали «ознобленные» части, а также при всяких трещинах кожи. Жир заячий в расплавленном виде слегка теплым впускали в уши от глухоты в Казанской губернии. Жир куриный, соленый, употребляли при порезах.

Козьим жиром смазывали нос при опухании, при груднице и трещинах сосков. Иногда к нему добавляли немного пережженных квасцов и белок одного яйца; все это смешивали и смазывали больные места три раза в день. Свиной жир со скипидаром или смолой употребляли для натирания груди и спины при сильном кашле. Рыбьим жиром (тресковым) поили золотушных детей. Печенью налима белорусы лечили бельма. Ее вынимали из живого налима, помещали в бутылку и сгнившей печенью мазали глаза три раза в день: при восходе солнца, в полдень, при закате солнца. Яйца пили натощак в сыром виде, когда «горло перехватит». В Закарпатье говорят, «если захолодится и хриплый голос будет, то надо выпить 2—3 штуки сырых яиц, на ранок до еды, потом на другой ранок, так три раза, и пройдет».

Лечение яйцом было довольно распространено при глазных заболеваниях. Так, при воспалении и красноте глаз круто сваренный белок, посыпанный сахаром, или же толченая мальва, намазанная и облитая яичным белком, прикладывались к больным глазам. Употребляли также сырой яичный белок вместе с пережженными квасцами, которыми смазывали вокруг глаз и скулы, веки оставляли не смазанными; от этого средства воспаление как будто бы проходило. Печеное яйцо служило для уничтожения бельма. Для этого яйцо разрезали вдоль пополам, вынимали желток, тёплые яичные чашечки посыпали толченым сахаром и накладывали на глаза. Делали это несколько раз. В Сибири белок яйца шел на изготовление пластыря от ожогов. Белком свежего яйца, смешанным с лампадным маслом и сливками, в Новгородской губернии лечили ожоги. Яйца-болтуны применяли при лечении «жалуницы», т.е. желтухи.

При воспалении легких грудь намазывали толчеными квасцами с яичным белком; больному якобы становилось легче и он выздоравливал. От перхоти: сбитым свежим яичным белком смазывали волосы, которые затем мыли в горячем растворе буры (1 чайная ложка на стакан воды). Яйца применяли и при лечении лихорадки. Внутренней пленкой свежего куриного яйца обвертывали мизинец (по одним сведениям правой, по другим — левой руки). При высыхании пленки появлялась сильная боль, которая распространялась даже на всю руку; но чем сильнее была боль и терпеливее больной, тем якобы был вернее успех. Мед занимал значительное место в лечении детей. Его употребляли, например, при лечении молочницы. Чтобы вызвать более сильную сыпь при скарлатине и чтобы скорее выступили «прыщи» при кори, в некоторых местах России давали пить мед.

В Саратовской губернии от коклюша принимали по ложке перекипяченного меду и пареного с медом лука. В Забайкалье мед употребляли в лечении многих болезней, чаще же всего при горловых; а в соединении с маковым семенем — как снотворное. В Костромской губернии медом лечили желтуху и болезни почек, а в Новгородской губернии — нарывы, для чего ложку меда замешивали пшеничной мукой. Медовые лепешки из муки прикладывали к чирию на Кубани, тем же сотовым медом смазывали ужаленные пчелами места. В Костромской губернии медом вообще лечили всякие «болячки», для чего нагревали его в печи и прикладывали на тряпочке на больные места.

Похожие страницы:

1. Биография Василия Ивановича Чапаева
2. Самарское ополчение 1855 года
3. Истоки названия реки Самары

Загрузить Adobe Flash Player
Эта запись была опубликована в рубрике История России. Добавить в закладки ссылку.

Комментирование закрыто.