Приикские чуваши

Приикские чуваши живут преимущественно в бассейне ручья Ик и его притоков Дымки, Кандыза, Сарайгира, Ря, Усеня. В административном отношении эта территория входила в конце 18 — первой половине 19 века в состав Бугульминского, Бугурусланского, Белебеевского уездов Оренбургской губернии. С образованием в 1851 году Самарской губернии два уезда — Бугульминский и Бугурусланский — отошли к ней. В настоящее время приикские чуваши живут на территории Бавлинского района Республики Татарстан, Ермекеевского, Бакалинского, Шаранского, Белебеевского, Бижбулякского районов Республики Башкортостан и Абдулинского района Оренбургской области. Территориальная близость и общая историческая судьба обусловили давние и тесные контакты приикских чувашей с заволжскими (самарскими) чувашами. Заселение чувашами Приуралья происходило одновременно с освоением соседних регионов — Закамья и Заволжья. Переселение чувашей в регион наблюдалось еще в 16 веке, однако, интенсивное заселение края начинается со второй половины 17 века. В его освоении выделяются три этапа заселения:

1) с середины 17 по 30-40-е годы 18 века;
2) до начала 19 века;
3) 19 — начало 20 века.

Первый этап миграции региона связан с правительственной колонизацией, сопровождавшейся строительством крепостей (Уфа, Бирск, Мензелинск), переселением военнослужилого населения. Переселения чувашей не были столь жестко привязаны к ее ходу, а определялись особенностями земельно-хозяйственных отношений в крае, а именно системой припуска. Население селилось на землях башкир-вотчинников как на договорной основе (припуск), так и без оформления договора, т.е. арендовала их. Переселение чувашей и других народов в Башкирию было столь массовым, что вызывало недовольство башкир, обращавшихся к русскому правительству с просьбой оградить их вотчины от самовольных захватов «пришлыми людьми». Царское правительство пыталось воспрепятствовать бегству крестьян. В 1720-х годах было организовано несколько карательных экспедиций в край, в результате которых из Башкирии было возвращено более 20 тысяч беглых чувашей.

В этот период на приикских землях, восточнее Ика, возникают единичные чувашские селения. Однако чуваши составляли меньшинство в округе, заселенной преимущественно черемисами, ясачными татарами и вотяками. Поэтому о начале формирования современной картины расселения можно говорить лишь касательно середины 18 века. Активному освоению края препятствовал, кроме преследования «сходцев», запрет на покупку башкирских земель. Но по указу 1736 года чувашам наряду с мещеряками и татарами разрешалось селиться деревнями на землях, отобранных у башкир после бунта 1736 года. При этом жители освобождались от всех платежей. Льготы и наличие свободных земельных пространств создали дополнительный стимул для миграций. В ходе активных миграций чувашей по Казанской дороге Уфимского уезда возникло 9 новых селений с населением в 1303 человека. К этому же времени народные предания относят возникновение еще 8 деревень, не зафиксированных в ревизских сказках.

Освоение региона продолжалось и в 80-90-х годы 18 века. Заселялись верховья Ика, а наиболее активно — его левые притоки Дымка, Тумбарлинка, Сумелли, Сарайгир. Часть селений расположилась в верховьях Большого Кинеля и его притока реки Мочегай. Всего здесь было основано 19 новых чувашских селений. Переселения в указанные селения продолжались и в последующем до 20-х годов 19 века. В формировании восточной (белебеевской) части приикской группы активное участие принимали выходцы из средненизовых чувашей (часть Свияжского, Цивильского, Чебоксарского уездов), особенно чуваши урмарско-козловской подгруппы анатенчи — всего 42,1%. Низовые чуваши составили всего 25,9%, а верховые — 11,7%, из контактной зоны вирьял и анатенчи — 5,8%. Переселившиеся из Правобережья, в основном из неверкинско-кулаткинского куста деревень, чуваши составили примерно 15 %. По своей характеристике они приближаются к верхово-средненизовому типу.

Таким образом, белебеевская часть группы на начальном этапе (60-е годы 18 века) формировалась при преобладающем участии средненизовых чувашей, что отразилось в языке и элементах традиционной культуры. В западную часть приикского бассейна наибольший миграционный поток направлялся с севера, из соседнего Белебеевского уезда. По приблизительным подсчетам общее число переселенцев составило более 750 человек. Значительное количество переселенцев было выходцами из Цивильского (около 600 человек), Ядринского (примерно 270 человек), Чистопольского (примерно 160 человек) и из соседних Бузулукского (почти 400 человек), Бугурусланского и Бугульминского уездов (более 100 человек). Незначительными были переселения из Мензелинского, Курмышского и Самарского уездов — более 50 человек. Миграция шла не только с запада и севера, но и с востока, с территории Стерлитамакского уезда — более 350 человек.

Мигранты из Цивильского уезда обитали раннее в бассейне рек Ута, Малый Цивиль и Аниш, т.е. в ареале средненизовых и примыкающей к ним подгруппе низовых чувашей. Выходцы из Ядринского и Курмышского уездов (бассейн рек Сорма, Выла, Сура) являлись верховыми чувашами. Этнокультурный облик мигрантов из соседних уездов к моменту их переселения в указанные селения не был однородным. Так, к примеру, бузулукские чуваши были, в свою очередь, выходцами из южной подгруппы верховых чувашей. Из Белебеевского уезда переселились носители преобладающей средненизовой традиции. В данном кусте деревень создавались условия для смешения разных этнографических традиций, но при численном преобладании выходцев из средненизовых чувашей традиция этой группы одержала вверх. Таким образом, приикская группа формировалась при доминирующей роли средненизовой этнографической традиции. Согласно классификации диалектолога Л. П. Сергеева, говор чувашей приикского бассейна относится к говорам с монодиалектной основой типа НД (низового диалекта).

В качестве одного из основных его признаков является «уканье» — признак, действительно встречающийся в низовом диалекте, а также в переходных говорах. В говоре приикских чувашей «уканье» выступает так же зримо, как и ряд других лексических, морфологических, фонетических признаков низового диалекта. При этом наибольшее сходство местного говора обнаруживается с говорами северной части низовой зоны, примыкающей к ареалу средненизовых чувашей. Здесь представлены такие фонетические особенности, как чередование к/х (кзан вместо хгзан — «когда»), (у — вг) ) (у вместо вгл — «он»). В то же время в нем содержатся признаки, характерные для верховых или переходных говоров: употребление дифтонга (ия) вместо низового (ие), например, зияп, терминов родства пичче / пысгк пичче («родной старший брат» / «дядя, старший брат отца»), мучи («дядя, старший брат отца»), хуньгм, хунеме («свекор / свекровь»), ывгл /ер пултгр («младший брат / сестра мужа»), пусма («лестница»), сяхя («лепешка из кислого теста»).

Совмещение этих признаков с элементами низового диалекта обнаруживается в переходных говорах, в частности, урмарско-козловском, а также в первомайском говоре низового диалекта. Таким образом, с учетом не отдельных признаков, а их совокупности, т.е. говора как системы, можно отнести говор приикских чувашей не к низовому диалекту, а к переходным говорам, но довольно близким к низовым. В ряде чувашских селений приикского бассейна (Шаранский район) встречаются лексемы, имеющие прямые аналогии в узких ареалах: слово пелем (блины) встречается в урмарско-козловском говоре, сысна чеппи («поросенок») в этом и янтиковском говоре низового диалекта. Некоторые отличия обнаруживается в говорах чувашей села Зириклы. В одном из его вариантов представлены термины родства «вирьяльского» происхождения: акка («родная старшая сестра»), мгнакка («тетка, старшая сестра матери/отца»), а также лексемы аш («мясо»), хгпар («пониматься») и т.д. В ходе исламизации чувашей терминология родства пополнилась новыми терминами: карт иней/теттей — «бабка/дед по отцу».

В селе Артемьевка Абдулинского района среди мусульманской части чувашей употребляются термины эпи/папай («бабка/дед по отцу»). Говор православных зириклинцев не отличается от говора большинства чувашей, но в нем встречаются термины низового типа (например, пгйанам -«свекровь»), не характерные для приикских чувашей. Традиционный женский костюм приикских чувашей представляет комбинацию признаков низовой и средненизовой этнографических традиций при доминировании первых, что явилось результатом его сложного и поэтапного развития. Женская рубаха кепе приикских чувашей по конструкции и декору является вариацией основного типа чувашской рубахи, которую известная исследовательница костюма Н. И. Гаген-Торн отнесла к средненизовому типу (рубаха чувашей анат-енчи). На ее основе развивалась рубаха чувашей анатри. Типичными признаками этого типа являются обязательное оттеснение продольных швов.

Местный тип хушпу имеет форму открытого цилиндра на кожаной основе (высотой от 16 до 20 см), украшенного несколькими ярусами нашитых монет или нухраток, а вверху — разноцветной бисерной сетью с ромбовидными узорами. Спереди на лоб опускается «козырек» (до 4 см высотой), обшитый коралловым бисером. К нижней кромке цилиндра у висков и сзади пришиты нити из бус и бисера. Прямые аналоги такому типу хушпу находятся, по мнению исследователя костюма Г. Н. Оркова, в головных уборах средненизовых чувашей. Признаками средненизовой традиции следует считать налобные повязки масмак с характерным симметричным декором на лобной части, а также тип спаренного поясного украшения сарг, имеющего аналогии в Чебоксарском и Цивильском уездах, а также в Закамье и Заволжье. Таким образом, комплекс традиционного женского костюма приикских чувашей может быть определен как один из вариантов средне-низового костюма.

Наиболее сложно разграничить средненизовую и низовую этнографические традиции брачной и особенно календарной обрядности. Генетическое родство групп обусловило также их единую культурно-языковую основу, наименее дифференцированную в указанных сферах традиционной культуры, которые, к тому же, наименее изучены учеными с точки зрения этнографических особенностей, характерных для каждой из групп. Поэтому в данном случае, вероятно, правильнее указать на низово-средненизовые признаки обрядности, которая, безусловно, просматривается. Обрядовый календарь имеет характерную именно для низовых и средненизовых чувашей основу. К признакам традиции анат-енчи, вероятно, следует отнести обрядовые термины зурта куне (поминки на второй день пасхальной недели), зуразма (осенний поминальный обряд), зинзе или зинче (время отдыха земли летом). Все эти термины локализованы в средненизовом ареале. Верхово-средненизовые черты проявляются в обычае весенних, масленичных закличек, произносимых в западной части приикского бассейна — в «тумбарлинском» и «абдуллинском» кустах селений.

Сценарий свадьбы приикских чувашей развивался по второму, верхово-средненизовому, типу, для которого характерны следующие моменты: 1) гостевание поезда невесты у своих родственников, 2) поезд жениха направлялся сразу к невесте, 3) проводился символический выкуп ворот и приданого невесты, 4) невесту и жениха сопровождали молодые парни пуса каччисем, 5) присутствовал чин младшего дружки кезен керя, 6) невеста по приезде к родителям жениха сходила с повозки на постеленную кошму. Все эти элементы свидетельствуют о принадлежности к верховой или средненизовой традиции. Но здесь известны также и низовые признаки: плач невесты, приветствие старшего, нахождение невесты к приезду поезжан жениха в соседнем доме, угощение поезжан собранными во время гостевания продуктами. Таким образом, данный вариант можно отнести к смешанному типу с преобладанием элементов верхово-средненизовой свадьбы.

Сравнительное изучение культурно-языковых особенностей приикских чувашей показало их наибольшую близость к средненизовой этнографической традиции, что объясняется участием в формировании этой группы выходев из анат-енчи. При участии верховых и низовых чувашей в культуре приикских чувашей закрепились определенные элементы их языка и культуры. Приикская этнотерриториальная группа чувашей является сложным, многокомпонентным образованием, имеющим, тем не менее, ярко выраженный средненизовой этнографический облик.

Похожие страницы:

1. История Серной горы
2. Исследование ландшафтов Самарской Луки
3. Семь ключей и болото Большое возле села Смолькино
4. История русского крестьянского костюма в Самарском Поволжье
5. Самарское отделение русского ботанического общества

Загрузить Adobe Flash Player
Эта запись была опубликована в рубрике История Поволжья. Добавить в закладки ссылку.

Комментирование закрыто.