Особенности строительства в уездной Самаре

Особенности строительства в уездной Самаре

Самарский уезд 1781 года и его административный центр Самара — это, прежде всего, результат административно-территориальной реформы России 1775—1785 годов. В то время, повторно названный уездным, город Самара не имел определенного хозяйственно-экономического направления, а отсюда и реальной перспективы своего развития. Территория Самары не выходила за пределы укреплений 1706 года, а фактическая застройка и ее структура сохраняли и наглядно отражали двухвековое прошлое города. За чертой бывших в Самаре городских укреплений сохранилась планировка улиц времен Татищева: с кривой Большой улицей, беспорядочными проулками и разными по форме и величине кварталами. В южной же части, как было отмечено, четко и ясно просматривалась изначальная планировочная структура древней крепости — Самарского городка 1586 года. Застройка уездного города 1781 года была несколько плотнее и расширена на север — за «проспект Татищева» и Вознесенскую слободу. Это подтверждает и количество дворов (усадеб), которых в 1719 году было 317, а в 1781 году — в два раза больше — 634. С юга и запада город омывали реки Самара и Волга, а также связывающая их Самарская перебоина. Несколько позже в экономических камеральных примечаниях к генеральному межеванию Симбирской губернии Самарского уезда было отмечено, что в Самаре «воздух всегда чистый, благотворный и для жития весьма здоровый». Город застроен по новому плану, но «существует и в прежнем своем виде».

К концу 18 века в уездной Самаре насчитывалось около 4 тысяч жителей обоего пола. По ее улицам стояли 707 деревянных жилых домов и 5 церквей. Таким образом, против 1781 года Самара увеличилась на 73 дома. Следовательно, в городе ежегодно строили по 4 дома. Застроенная территория от рек Волги и Самары ограничивалась нынешними улицами Ленинградской и Степана Разина. Размеры фактической территории города были вдоль Волги — 822, а от Волги на восток— 162 сажени. Сведения о конкретной застройке Самары конца 18 века весьма скупы, но из плана 1782 года известно, что за земляными валами бывшей крепости стояли два казенных здания, в одном из которых размещались присутственные места, уездное казначейство, кладовая денежной казны, архив и квартира городничего, в другом — кордегардия для караула и тюрьма. Указанные здания располагались несколько восточнее современной пожарной части на Хлебной площади. Все остальные службы городского и уездного управления находились в разных местах города. Конечно, приведенные сведения о времени застройки не дают представления об облике Самары, но они показывают, что текущее строительство в городе было незначительным. После утраты своего значения как пограничного города (30-е годы 18 века) Самара практически была освобождена от сторожевой службы и как бы вышла в отставку. Интенсивность строительства снизилась, а город даже был лишен уездного значения (1773). Самара стала в ряд заштатных провинциальных городов с тихим хозяйственно-бытовым обывательским укладом жизни.

Такое состояние Самары объясняется характером занятости населения города и деятельности самарцев. В то время жители города, не исключая купеческого сословия, занимались выращиванием скота и различных огородных культур — арбузов, дынь, перца, лука и тому подобного. Полученный урожай шел главным образом на удовлетворение местных потребностей. Вывоз в другие города был незначительным. Деятельность самарского купечества удовлетворяла местные запросы. Но вместе с этим на рынок города кочевники Заволжья пригоняли скот, а уральские казаки и рыболовы Волги в большом количестве поставляли рыбу и икру. Промышленное производство Самары представляли единицы мелких салотопенных и кожевенных заводов. Подобная картина города Самары в 1769 году была описана П. С. Палласом. При таких хозяйственно-экономических обстоятельствах для уездной Самары в 1804 году был рассмотрен и конфирмован второй «геометрический» план города. План отличался от первого, 1782 года, только одним рядом новых пяти кварталов, причерченных к нему с северной стороны. Поэтому его конфирмация была ни чем иным, как символическим жестом Александра I. В новом плане уездная Самара совершенно не нуждалась, так как в это время ее фактическая застройка от рек Волги и Самары не выходила за пределы нынешних улиц Ленинградской и Степана Разина. Застройка города была весьма далека от городской черты «геометрического» плана 1782 года, которая проходила по современным улицам Красноармейской и Самарской.

Конфирмованный план 1804 года, как и план 1782 года, предусматривал по улицам и площадям 7 «питейных домов» (кабаков) с непременными «спутниками» — съезжими. Сохранялись те же 5 церквей, но не предусматривалось ни одной школы. Фактически Самара оставалась в границах 1782 года, что еще раз показало медленный рост городского строительства. По сведениям начала прошлого столетия, в городе на берегу реки Самары стояли хлебные амбары. Этот факт был первым признаком хлебной коммерции и свидетельством того, что река Самара стала доступной для прохода барж к хлебным амбарам. Видимо, под воздействием двусторонней фильтрации рек перешеек между ними был размыт или прорван. Непосредственно под городом образовалось устье Самары, которое мы знаем в наши дни. Но река оставалась несудоходной и баржи к хлебным амбарам подходили по высокой воде, то есть только в половодье. С того времени в Самаре, хотя и медленно, начали проявляться признаки хлебной торговли. Вскоре хлебная торгово-предпринимательская деятельность стала очевидной. Некий купец Мошков на рынке Самары закупил на экспорт большую партию пшеницы «белотурки». А в 1822 году купец Минаев из помещичьих амбаров села Большая Царевщина погрузил на баржи 85 тысяч пудов зерна. Это было непреложным фактом начала крупной торговли хлебом в Самаре.

Нет оснований считать, что отмеченные факты торговли хлебом были связаны с ростом численности населения и расширением строительства в городе. Однако в Самаре эти два явления совпадают. В 20-х годах позапрошлого столетия в Самаре насчитывалось 5179 жителей, по улицам города стояли 784 жилых дома. К этому времени относится и строительство первого каменного жилого дома в городе. Он стоял на углу современных улиц Водников и Карбюраторной. В след за первым каменным домом на той же улице Преображенской (ныне угол улиц Водников и Комсомольской) по проекту известного в Поволжье архитектора М. П. Коринфского в 1828 году была построена каменная церковь Успения. Облик церкви в стиле зодчества русского классицизма стал началом архитектурной направленности в застройке улицы и, даже больше, этой части Самары, так называемого Старого города. В то время застройка города продвинулась на северо-восток, за новую Торговую площадь (ныне площадь Революции). Площадь была обстроена только с трех сторон. От восточной открытой стороны начиналось поле. На север, по направлению современной улицы Куйбышева, за плетнями и дощатыми заборами стояли небольшие деревянные избы, от которых вправо по возвышенному гребню водораздела (ныне улица Фрунзе) находились ветряные мельницы. На запад склон Волги занимали сады и «огородные места». С юга к площади подходила застройка старого города.

В 20-е годы позапрошлого века в порядке благотворительного жеста помещицы Е. А. Путиловой были построены первые в Самаре приходское и уездное училища (1824), больница на 12 коек (1828). Уместно обратить внимание на то, что ныне в городе Куйбышеве школа № 1 расположена на месте указанных двух первых в Самаре училищ, построенных «иждивением» Е. А. Путиловой. Первый каменный дом неизвестного автора и церковь Успения (неоклассицизм) архитектора М. П. Коринфского в старом городе были первыми вехами начала ряда капитальных жилых домов в городе. К концу 30-х годов позапрошлого века их насчитывалось только 20. Некоторые из них дошли до наших дней. Но все-таки облик города Самары в то время определяли не каменные, а деревянные здания. В 1838 году петербургские художники братья Чернецовы предприняли путешествие по Волге. Свои впечатления о путешествии они изложили в путевых записках и большом количестве рисунков. Останавливаясь в Самаре, Чернецовы отметили: «город многолюден, строение большею частью деревянное, но весьма красивое». Естественно, ныне на улицах Куйбышева нет деревянных домов, которые вызвали похвалу у художников Чернецовых. Но их тип в строительстве, как и в других городах, практиковался до конца прошлого столетия. Такие здания сохранились только в зоне старого города. Ныне их представляют дома на улицах Водников, 21 и 49 (во дворе), Алексея Толстого, 25; Степана Разина, 10 (первая квартира семьи Ульяновых) и другие.

Типичная особенность этих деревянных домов состоит в том, что они внутри своей объемной формы имеют антресольный (пониженной высоты) этаж спальных комнат. Как правило, такой этаж с собственной внутренней лестницей располагался в сторону двора. Такая компоновка помещений позволяла создавать внутри дома большие и высокие парадные залы, которые придавали зданию пространственную торжественность, воспринимаемую даже с улицы. Фасады таких зданий с повышенной плоскостью и обшитых тесом стен давали возможность развивать композиционные и художественные формы наверший оконных наличников, венчающих карнизов и их фризов. Можно уверенно сказать, что в 30-е годы позапрошлого века в Самаре подобных деревянных домов было намного больше, чем сохранилось до наших дней. Вероятно, облик таких зданий и вызвал высокую оценку «строению» Самары у петербургских художников братьев Чернецовых. Ныне улицы города Самары сохраняют и капитальные здания прошлой уездной Самары. Их немного, но они наглядно дают представление о том, как и с чего начиналась каменная архитектура города. В то время в городах России предписывалось строить дома по «образцовым проектам». Конкретное исполнение этого предписания можно увидеть на нынешней улице Водников.

Здесь под номером 60, приниженный культурным слоем тротуара, но сохраняя достоинство, скромно стоит одноэтажный каменный дом «о пяти окон». Если около него снять тротуар и все, что лежит под ним, до подножия цоколя, то перед нами предстанет каменный дом первой половины прошлого века. Это наглядный пример реализации образцового проекта полуторавековой давности. Облик жилого дома архитектурно правдив и внешне приятен. Эстетическую степень дома убедительно утверждают найденные пропорциональные соотношения сторон объемной формы, увенчанной характерным для своего времени ампирным карнизом с большим выносом. В историческом развитии начала капитального строительства в городе это единственный памятник архитектуры прошлой уездной Самары. Почти напротив «образцового дома» под номером 49 стоит двухэтажный каменный дом с отражением архитектуры классицизма. В 30-х годы позапрошлого века его построил состоятельный самарский купец Синягин. Фасад дома имеет симметричную композицию, которую по второму этажу центрирует ордерная система четырех пилястр. Венчает дом карниз с большим выносом. Как в прошлом, так и ныне это самый привлекательный дом на этой первой и самой древней улице города.

Выразительно по объемной композиции и характерным для своего времени архитектурным формам стоит бывший жилой особняк на улице Венцека, 8. Дом каменный, двухэтажный, с деревянным мезонином и широким под ним балконом на прутковых (из тонких металлических стержней) кронштейнах. Это был распространенный тип дома в строительстве первой половины позапрошлого столетия. Несколько с другим вкусом к архитектурным формам аналогичный дом стоит на улице Алексея Толстого, 40. Однако в Самаре такие интересные дома не получили широкого признания. В районе старого города — нынешних улиц Водников и Алексея Толстого — уездную Самару представляет ряд каменных двухэтажных жилых домов. Их фасады украшены широкими междуэтажными поясами, по которым нередки композиции пилястр, полуциркульных оконных проемов с пластическими деталями классической архитектуры. Как правило, дома увенчаны ампирными деревянными штукатуренными или просто из кровельной стали карнизами с большим выносом. В русской архитектуре облик таких зданий принято относить к практике так называемого провинциального классицизма, который имел широкое распространение в малых уездных городах России первой половины 19 века. В Самаре такую архитектуру представляют дома по улицам: Водников, 9 и 84, Алексея Толстого, 14 и 34, Венцека, 18, Комсомольской, 15 и 19, Кутякова, 8 и др.

Самара никогда не следовала за дворянской культурой, особенно за избранным ею архитектурным стилем, якобы отражающим родовое благородство. Поэтому нет никаких оснований искать в Самаре подобные традиции в зодчестве и тем более укорять город за их отсутствие. Местное дворянство было малочисленно и экономически слабосильно. Не дворянству, а различным предпринимателям и купцам принадлежала практическая роль устройства жизни, культуры и бытового уклада города. В зоне старого города Самара хранит следы исторической самобытности прошлого облика Самары. Активность капитального строительства в уездной Самаре есть наглядное отражение экономического развития Самарского края. В 1839 году на улицах города стояли 1411 жилых домов, которые населяли 10 530 жителей. Впервые в истории Самары за относительно короткий (пятнадцатилетний) срок количество жилых домов и ее населения возросло в два раза. К этому времени территориальные пределы в застройке города были исчерпаны. Поэтому в 1840 году для Самары был составлен третий «геометрический» план. Новый план расширял город от рек Волги и Самары до положения нынешних улиц Братьев Коростелевых (в то время Полевой) и Ульяновской (тогда Садовой).

Административный центр города по традиции оставался за земляными валами бывшей крепости — «замка», на нынешней Хлебной площади. Здесь стояли здания присутственных мест, тюрьма, благотворительные училища и больница, построенные помещицей Путиловой. Проект плана, как на нем написано: «Подлинный сочинял и кониевал губернской чертежной землемер титулярный советник Андрей Фокин». План уездной Самары был конфирмован 21 июня 1840 года. Со времени составления первого «геометрического» плана уездной Самары 1782 года до середины 20-х годов 19 века в городе в среднем ежегодно строилось 3,5 жилого дома. Однако в 30-х годы такое строительство возросло до 35 домов, то есть увеличилось в 10 раз. Но в следующем пятилетии на улицах Самары ежегодно возводилось по 47 жилых домов. Такой резкий скачок в строительстве был наглядным отражением пробуждения и развития производительных сил не только уезда, но и всего Самарского края. По инвентарному описанию 1846 года в Самаре было 1645 жилых домов, в том числе 62 каменных. В городе насчитывалось 14 204 жителя. Действовали 117 различных предприятий с 798 рабочими. По улицам стояли 437 торговых лавок и магазинов.

Похожие страницы:

1. Появление женской гимназии в Самаре
2. Самарская земская школа для образования сельских учительниц
3. Самарское уездное училище
4. Появление гимназии в Самаре
5. Здравоохранение Самары в 19 веке

От Волги до Тихого океана
Старая Самара
0 753 8 мин.
Скоромыкин, Сруль и другие...
Старая Самара
0 679 3 мин.
История Струковского сада
Старая Самара
0 646 13 мин.
Комментариев нет, будьте первым кто его оставит

Комментарии закрыты.