Земельные владения купцов Поволжья в начале 20 века

Одним из наиболее богатых и предприимчивых сословий в России было купечество. В сегодняшнем представлении купец — торговец, предприниматель, меценат. Имена П. Л. Третьякова, С. Т. Лорозова, Солдатенкова и др. вспоминаются в связи с размышлениями об искусстве. В Самаре известным меценатом был А. Н. Шихобалов, чьё собрание картин составило основу художественного музея. С другой стороны, купец — это ростовщик, наживавшийся на чужой нужде. Представление, идущее из художественной литературы. Купец — это и промышленник. Известными на все Поволжье были мукомолы Л. С. Аржанов, отец и сын Соколовы, Э. И. Борэль. Многолик образ купца..

В Самарском крае, который имел аграрную специализацию, купцы были связаны с сельским хозяйством. Принадлежавшие им мукомольни и маслобойни, крахмало-паточные и пивоваренные предприятия определяли промышленный облик региона. Но купцы занимались не только переработкой и торговлей сельскохозяйственными продуктами, но и земледелием. По данным «Статистики землевладения 1905 года», в четырёх губерниях региона (Самарской, Саратовской, Оренбургской, Уфимской) купцам, мещанам и потомственным почётным гражданам принадлежало 2 561,3 тыс. десятин земли, что составляло почти треть (30,5/6) всего частновладения. Эта цифра значительно превышала общероссийский показатель. А Самарская губерния в этом отношении превосходила все губернии страны.

Что привлекало купцов к земле? Во-первых, её обилие и дешевизна. Даже в конце XIX века в степных уездах региона было много свободной земли. Во-вторых, плодородие чернозёмных почв, обработка которых не требовала больших затрат. Прибыль же от продажи хлеба была большой: выращивание пшеницы, например, в Самарской губернии давало 80 % чистой прибыли. Как могли новоявленные собственники эту землю использовать? Вариантов было множество: можно было скупить свободные или дворянские земли, а затем продать их по более дорогой цене. В условиях быстрого роста цен подобного рода спекуляция была выгодна. Можно было земли целиком или участками сдавать в аренду. Можно было самому поселиться в сельской местности, полностью погрузиться в дела земельные и создать предпринимательское земледельческое или животноводческое хозяйство.

Наконец, можно было купить землю с целью соединить под единым контролем всю производственную цепочку: производство, переработку и продажу продуктов сельского хозяйства. Любой из вариантов был выгоден. Предпринимательское сельское хозяйство, соединение его с отраслями переработки — показатель довольно развитых капиталистических отношений в деревне, проникновение туда промышленного капитала.

В начале 20 века, количество продаваемой земли значительно превышало покупки. И хотя покупали купцы землю в среднем за 45,8 руб. за десятину, а продавали дороже — за 50,2 руб., воспользовались этим не многие в среднем за 1900-1910 гг. совершилось 92 продажи и 79 покупок. Показатель — количество оборачивающейся на рынке земли — сам по себе мог свидетельствовать о разном: либо о малой вовлечённости купеческого землевладения в товарно-денежные отношения, что характерно для начального этапа формирования рынка на землю, либо, наоборот, значительным развитием капиталистического производства, которое было возможно лишь при постоянных размерах земельных участков.

Можно предположить, что купечество региона не находило в земельной спекуляции большой выгоды. Для него более прибыльным было ведение на ней собственного хозяйства, либо сдача земли в аренду. Земское обследование Саратовской губернии в 1910 году даёт возможность определить обеспеченность купеческих хозяйств рабочим скотом. Определение размера посева на одну голову рабочего скота (10,3 дес.) показало, что в среднем своих лошадей и рабочих волов купцам хватало для обработки лишь половины посевов. Неизбежно было использование крестьянского скота. В регионе было 474 конских завода, принадлежавших частным лицам, треть из них — купеческие. Заводы эти специализировались на выращивании улучшенных пород лошадей. Лошадей можно было не только выгодно продать, но до продажи использовать на сельскохозяйственных работах..

Интересен и другой факт. За годы первой мировой войны, как показывает сравнение переписи 1913 года и первичных материалов Всероссийской переписи населения 1916 года, в Уфимской губернии лишь купцы сумели увеличить свои посевные площади и поголовье скота, что говорит о наибольшей мобильности и приспособленности к экстремальным условиям военного времени купеческих хозяйств. В них работало 27,2 % всех сельскохозяйственных рабочих, на одного работника мужского пола приходилось в среднем 10 десятин посева. На полях Е. А. Курлиной и П. И. Шихобалова трудилось в 1916 году 492 наёмных работника, площадь посева в их имениях составляла 2,82 тысяч десятин. Эти отрывочные сведения свидетельствует о больших масштабах хозяйств, где применялись разнообразные способы обработки земли. Около половины её владельцы обрабатывали собственным скотом с помощью наёмных рабочих. Но крупные земельные участки (а предпринимательское хозяйство в регионе выгодно было вести именно на таковых) без крестьянского труда и крестьянского скота вспахать было невозможно. Другим видом дохода купцов было животноводство. У Е. А. Курлиной в Уфимском имении насчитывалось 275 голов крупного рогатого скота, у Э. И. Борэля — 604. Продажа «скота и продуктов животноводства в этих хозяйствах давала немалый доход! В предпринимательской деятельности купцов в Саратовской губернии в купеческих хозяйствах была сосредоточена пятая часть всего поголовья скота но, в целом животноводство не занимало ведущих позиций. Главной статьёй дохода была переработка зерна.

Мукомольное производство в районе давало основную долю продукции перерабатывающих отраслей. Известны на всю Самарскую губернию, были мукомолы — Э. И. Борэль, бр. Шмидт, Г. Я. Соколов, Л. С. Аржанов и др. Э. И. Борэль имел 5 524,4 десятин земли в Уфимской губернии, где собственное хозяйство велось на 1 404 десятин и содержалось более 450 голов скота. В этом мнении имелись паровая мельница,  Г. Я. Соколов владел 16 075 десятинами земли в Самарской губернии, С. X. Шмидт — имел 4 357 десятин земли. Торговый дом Стахеевых был известен в России как крупнейшее торгово-промышленное объединение. В собственности Торгового Дома были металлургические предприятия, угольные шахты, нефтяные промыслы, леса, хлопковые плантации. Стахеевы занимались и хлеботорговлей, выйдя на внешний рынок в 1912 году. Финансировал Торговый Дом Русско-Азиатский Банк. Одновременно Торговый Дом и его члены выступали собственниками 2 крупных сельскохозяйственных имений, которые поставляли значительную долю хлебных товаров. В Уфимской губернии И. Г. Стахеев и члены его семьи владели лично 25 320,8 десятинами земли(данные могут быть не точными), а Торговый Дом — 670 десятинами. Крупные земельные владения были у Стахеевых и в Оренбургской и Вятской губерниях!

На Главную

Загрузить Adobe Flash Player
Эта запись была опубликована в рубрике История Поволжья и отмечена метками , , , , , , , , , , , . Добавить в закладки ссылку.

Добавить комментарий