Профилактика пожаров в Самаре в XVIII — начале XX века

Профилактика пожаров в Самаре в XVIII — начале XX века

В Центральном государственном архиве древних актов сохранился первый известный в истории Поволжья указ на противопожарную тему. На гербовой бумаге Самарской воеводской канцелярии от 3 июля 1741 года написано следующее: «…во избавление от пожаров в нынешние жаркие дни запрещается топить бани, печи в избах и сидеть с огнем ночью». Контроль за исполнением указа поручался военным — драгунам и солдатам-инвалидам, которые в то время в Самаре несли, выражаясь современным языком, одновременно охранную, таможенную и полицейскую службы. После очередного катастрофического пожара в Самаре, случившегося 20 апреля 1765 года, казанский губернатор приказал составить «противопожарный» план застройки города. Между прочим, такая мера была предусмотрена указом российского Сената, принятым еще в октябре 1758 года, то есть за семь (!) лет до этого страшного бедствия, где говорилось о хаотичной застройке городской территории, что создавало условия для регулярного выгорания дотла всей Самары.

Новый план застройки был утвержден Сенатом 2 ноября 1765 года. В этом документе предписывалось «склонять жителей Самары строить каменные дома или, в случае денежной нужды, деревянные на каменном фундаменте». Результатом этой градостроительной деятельности, как известно, стал первый «геометрический» план Самары 1782 года, когда в городе начали строить дома вдоль прямых и широких улиц, многие из которых сохранились вплоть до настоящего времени. Тем не менее самарские обыватели исполняли правительственные указы крайне медленно и неохотно. Вплоть до середины девятнадцатого века подавляющая часть улиц города оставались незамещенными, и только в 1840 году, после сильнейшего пожара, на городских улицах появились первые семнадцать построек из камня. Впрочем, и после этого еще несколько десятков лет в самарской архитектуре они оставались скорее исключением, чем правилом. Даже Дворянская, центральная улица Самары прошлого века, вплоть до 1870 года оставалась исключительно деревянной, и лишь потом начала постепенно застраиваться каменными домами.

Неудивительно, что деревянный город по-прежнему очень часто горел. Пожаров «средних» размеров, когда пламя пожирало сразу по несколько домишек, в городе случалось каждое лето по десять-пятнадцать. Раз в несколько лет в Самаре обычно выгорал целиком какой-нибудь квартал. Первое упоминание о «самарских служивых людях», которых в современном понимании можно назвать пожарными, относится к 1841 году, когда после сильного пожара 1840 года Император Николай Первый утвердил новый штат самарской городской полиции. Самарские власти того времени, как видно, наконец-то поняли всю важность противопожарных мер, и 18 декабря 1862 года городская управа сочла необходимым открыть в городе пожарный комитет, председателем которого стал сам городской голова. В комитет вошли еще три депутата — по одному от каждого городского сословия, то есть от дворян, купцов и мещан. Комитет проявил неслыханную для Самары законодательную активность. В частности, именно с его подачи уже в 1863 году в Самаре в пожарную команду стали набирать не солдат внутренней стражи, как это было раньше, а вольнонаемных людей.

Однако, несмотря на принимаемые меры, число пожаров в Самаре не уменьшалось. Они в основном затрагивали бедняцкие окраины города, по-прежнему застроенные хаотично и одними лишь деревянными домишками. В иных местах этих «лачужных» районов трудно было проехать даже днем, не говоря уже о ночных часах, когда все жители плотно запирали окна и двери, а на беспросветно темных улицах царило полное безлюдье. И если среди ночи где-нибудь в этих кварталах начинался пожар, то в огне обычно гибли не только его невольные виновники, застигнутые пламенем во время сна, но и обитатели многих соседних строений. В связи с этим в 1871 году по инициативе пожарного комитета Самарская городская Дума утвердила новые «Правила о принятии жителями Самары мер к охранению имущества от пожаров». В этом документе говорилось, что «для большего охранения собственности городских обывателей от случайностей пожара учреждаются повсеместные в городе караулы… Караульщики должны занимать свои посты: с 1-го апреля по 1 ноября — с 9 часов вечера и до 4 утра, а с 1 ноября и до 1 апреля — с 9 вечера и до 6 часов утра».

Как сказано в постановлении Думы, «в караульщики должны быть нанимаемы люди трезвые, честные и притом не моложе 18 и не старее 50 лет…» А для контроля за ночными караулами Дума ввела должности специальных почетных смотрителей, каждый из которых «имеет надзор за караульщиками, для чего в ночное время осматривает их посты, увольняя немедленно нерадивых и нетрезвых и нанимая вместо их других». Кроме этого, в «Правилах» содержались требования по противопожарной безопасности ко всем домовладельцам Самары. В частности, в соответствии с общероссийским «Уставом пожарным» им вменялось в обязанности «иметь во дворах в летнее время воду в бочках или кадушках, смотря по состоянию домовладельца, а также прочные и удобные лестницы к крышам». С целью предупреждения пожаров им также предписывалось «не иметь во дворах в большом количестве щепы, смолы и сена не под крышею, и вообще материалов скоро воспламеняющихся… Кроме того, те домовладельцы, у кого есть лошади, приглашаются, в случае надобности, посылать бочки с водою на место пожара».

Этим же документом регламентировались и действия полиции по профилактике пожаров: «Городская полиция следит, чтобы не существовало в городе винных складов, могущих способствовать сильному распространению огня в случае пожара, исключая отсюда уже устроенные каменные со сводами, железными дверями и кирпичными полами… Чтобы с 1 мая по 1 сентября не было на улицах курения трубок и папирос, где это запрещено… Чтобы на реке Волге и Самаре проезды на всех завозах были очищены от воды на 15 саженей, и чтобы к этим местам не ставились лодки». Незадолго до своей смерти П. В. Алабин, будучи в то время уже не городским головой, а гласным Самарской городской Думы, стал инициатором принятия первых в истории Самары «Обязательных правил о мерах предосторожности от пожаров и тушения их по Самарской губернии». Этот документ был утвержден Самарским губернским земским собранием в 1892 году. В «Правилах» с целью предупреждения и распространения огня регламентируется порядок устройства населенных пунктов, в первую очередь сел и деревень. В частности, указывалось, что «ни одно вновь заводимое селение, а равно и возобновляемое после пожара, не должно быть выстраиваемо без плана, утвержденного в порядке, указанном мнением Государственного Совета, высочайше утвержденным…

На существующих в селениях площадях, улицах и переулках безусловно воспрещается: ставить срубы, сваливать лес, дрова, хворост, сено о вообще быстро сгораемые материалы…» Кроме того, в этом документе подробно расписывалось, сколько и какого пожарного инвентаря необходимо было иметь в каждой деревне и селении, и как часто должна была проводиться его проверка. Контроль за выполнением этого пункта правил возлагался на волостных старшин и сельских старост. Отдельно определялись противопожарные меры во время пребывания людей в жилых и общественных зданиях, на улицах и площадях, в лесах и на водных судах, и так далее. В 1911 году губернское земское собрание рассмотрело некоторые изменения и дополнения в «Обязательные правила». Впрочем, никаких принципиальных поправок в документ не внесли: изменения коснулись главным образом лишь количества инвентаря, который предписывалось иметь в сельских дворах, при волостных и уездных управах. В дальнейшем эти противопожарные правила действовали в Самарской губернии вплоть до 1917 года.

На Главную

Самарцы отличившиеся в Отечественной войне 1812 года
Биография Василия Ивановича Чапаева
История Поволжья
0 479 13 мин.
Самарское ополчение 1855 года
История Поволжья
0 427 4 мин.
Комментариев нет, будьте первым кто его оставит

Вам нужно войти, чтобы оставить комментарий.