Самарские ополченцы на царском смотре

Самарские ополченцы на царском смотре

Под таким названием в одном из номеров журнала «Исторический вестник» за 1903 год были опубликованы воспоминания партионного офицера прапорщика Оренбургского линейного № 3 батальона 23-й пехотной дивизии П. П. Жакмана. В марте 1855 года Жакман был командирован из Оренбурга в Самару «для приема рекрутской партии и отвода ее в Петербург». Командировка эта, в особенности для молодого офицера, считалась очень почетною. С немалыми приключениями он по испорченному зимнему пути преодолел 400 верст и на пятый день добрался до Самары.

Жакман представился начальнику рекрутского набора в Самаре флигель-адъютанту полковнику Хитрово. Тот принял молодого офицера весьма любезно и сообщил ему, что отправка рекрутов предполагается через неделю на второй день Пасхи, так как переправа через Волгу была уже невозможной. А пока Хитрово поручил Жакману обучение строевой службе одной роты Самарского ополчения, предназначенной в скором времени к выступлению в поход в места расположения военных действий. Как пишет Жакман: «Героическая кончина ожидала этих людей — при обороне Севастополя они попали в самый жаркий огонь».

На второй день пасхи, к 12 часам по полудни, на набережной Волги были построены в две шеренги 350 ратников. Вскоре прибыл к проводам партии священник с диаконом и хором певчих из военных кантонистов. По приезде полковника Хитрово началась напутственная и молебен. Затем перед новобранцами выступил Хитрово с короткой, но очень яркой речью, пожелав новобранцам счастливого пути и выразив надежду, что они «будут служить Отечеству» верой и правдой, не щадя живота своего, ежели им «доведется быть в рядах действующей армии», и, называя их храбрецами, пожелал им «заслужить георгиевские кресты».

Начальник рекрутской партии — партионный офицер, Жакман разместился в большой косной лодке, а рекруты расположились в двух расшивах и с криками «Ура» поплыли через Волгу, затянув дружным хором солдатскую песню, которую успели разучить перед выступлением в поход. Самарцы должны были прибыть в Красное Село близ Петербурга для распределения рекрутов в гренадерский корпус. В непогоду и жару, преодолев немало трудностей, новобранцы прошли многие города и села и, наконец, добрались до Москвы. Там их разместили в Крутицких казармах. Самарцы осмотрели первопрестольную, побывали в Кремле, в Грановитой палате и «везде, где только можно было осмотреть памятники древнерусской жизни».

Путь от Москвы до Петербурга проделали по железной дороге, которая произвела огромное впечатление на волжан. Вот как об этом пишет Жакман: «После нашего хождения в течение двух с половиною месяцев, следование наше в воинском поезде по Николаевской железной дороге от Москвы и до Петербурга было для нас истинным удовольствием. Никто из моих рекрутов сроду не видывал железной дороги, и устройство ее вызывало неподдельный восторг со стороны этой славной молодежи. На станциях они рассматривали локомотив, ходили вокруг него и вступали в разговор с машинистом.

Во время переезда по железной дороге продовольствие рекрутов приняли на себя кормовщики, заказывавшие обед и ужин по телеграмме, отсылаемой мною заранее на известную станцию. Так как поезд наш делал не более 25 верст в час и на обед и ужин останавливался часа на два, то мы пробыли в пути от Москвы до Петербурга почти трое суток. Поезд наш доставил нас в Колпино, и отсюда мы совершили еще один переход пешком до Красного Села. В Красносельском лагере самарцам объявили, что они с двумя партиями ополчения, предназначенными в состав севастопольского гарнизона, будут участвовать в смотре императора Александра II.

Приведем здесь почти полностью отрывок из воспоминаний партионного офицера:

«Но вот наступил наконец и день царского смотра, который был назначен в 9 часов утра. Рекрутов приказано было привести на смотр в 8 часов утра. На одной из линеек Красносельского лагеря на правом фланге построились, как мне помнится, две роты курского государственного ополчения, а рядом с ними моя рекрутская партия. Ополченцы были в своих полукафтанах и в высоких сапогах и в шапках с золотыми крестами, а рекруты мои в походной форме, т.е. в шинелях, имея за плечами мягкие ранцы со смотровыми вещами. Смотровым частям была сделана репетиция, отступления и смыкания шеренг, и с людьми здоровались, чтобы убедиться, что они сумеют отвечать на приветствие государя императора.

Но вот прискакал казак-конвоец с известием, что едет царь, и все моментально смолкло.

— Смирно! — раздалась команда полковника, представлявшего на смотры роты ополченцев.

Государь император Александр Николаевич подъехал в коляске на паре вороных лошадей… Государь, выйдя из коляски в сопровождении дежурного генерала, генерал-адъютанта А. А. Катенина, в сопровождении свиты и штабных офицеров, пошел по фронту, держа руку под козырек.

— Здорово, ратники! — приветствовал государь ополченцев.

— Здравия желаем, ваше императорское величество! — отвечали они все, как один.

— Здорово, новобранцы! — обратился милостиво государь к моим рекрутам.

Приняв рапорты от начальников смотровых частей, государь император скомандовал моим рекрутам стоять вольно и начал смотр двум ротам государственного ополчения. Государю шла отлично форма Стрелкового батальона императорской фамилии: русский полукафтан, высокие сапоги и маленькая шапочка, опушенная барашком и украшенная золотым крестом. Все это было так ново после Николаевских однобортных с длинными фалдами мундиров. На смотру присутствовало много посторонней публики и много дам, преимущественно офицерских жен в летних светлых нарядах.

По окончании смотра государь император пропустил мимо себя обе роты церемониальным маршем и, наградив их царским «спасибо, братцы», произнес им на прощание следующие слова: «Готовьтесь к походу и служите верой и правдой, помня пословицу: за Богом молитва, а за царем служба не пропадают». После этого государь приказал отпустить ополченцам по чарке водки и по двадцати пяти копеек на человека и отпустил их с миром. Наступило время осмотра партии, приведенной мною. Выслушав мой словесный рапорт о числе представляемых мною на смотр рекрутов и конвойных, государь осчастливил меня вопросом: «А сколько у вас бежавших и больных в партии?»

— Ваше императорское величество, — отвечал я, — больные были в пути, но все выздоровели, а бежавших не было, и все 350 человек рекрутов, принятых мною в Самаре, доставлены сюда к месту назначения.

— Как! Неужели все здесь на смотру? — переспросил государь.

— Точно так, ваше императорское величество.

— Молодец офицер! Спасибо за верную службу.

Государь тут же обратился к дежурному генералу, генерал-адъютанту Александру Александровичу Катенину, со следующими словами:

— Представьте себе, генерал. C’est le premier detachement de recruts, qui m’a ete presente au complet. II у manquait toujours quelques hommes. (Это — первая партия рекрутов, представленная мне в полном составе. Обыкновенно недоставало нескольких человек).

— Какой все крупный народ! — заметил государь, осматривая партию. — Я не отдам их в армию: они годятся мне в гвардию.

И, обратившись к одному из генералов, государь сказал:

— Надо отделить с правого фланга человек двадцать в кирасиры и человек тридцать в конногвардейцы…

Когда распределение по полкам было сделано, и опрошена была претензия у рекрутов, которые отозвались, что они были всем удовлетворены в пути и остаются вполне довольны, то государь опять обратился ко мне и милостиво сказал:

— Спасибо, партионный начальник, за исправность.

— Рад стараться, ваше императорское величество. От царской похвалы я почувствовал в себе такой подъем духа, точно меня произвели в фельдмаршалы.

Когда государь император, сев в коляску с генерал-адъютантом Катениным, уехал, провожаемый дружными криками «Ура», то рекруты были мною окончательно сданы, и я отправился в С. Петербург для представления в контрольную палату денежной отчетности».

Все это происходило в 1855 году, а в 1857 году генерал-адъютант Александр Александрович Катенин был назначен Оренбургским и Самарским генерал-губернатором.

Похожие страницы:

1. Самарское отделение русского ботанического общества
2. История появления первых библиотек в Самаре
3. Особенности государевой службы
4. О князе Григории Засекине, строителе крепости и первом воеводе Самарском
5. Городская власть Самары в 16 – 17 веках

Самарцы отличившиеся в Отечественной войне 1812 года
Биография Василия Ивановича Чапаева
История Поволжья
0 621 13 мин.
Самарское ополчение 1855 года
История Поволжья
0 573 4 мин.
Комментариев нет, будьте первым кто его оставит

Комментарии закрыты.