Самарский период жизни Ильи Николаевича Кургана

Самарский период жизни Ильи Николаевича Кургана

Илья Николаевич Курган родился 21 августа 1872 года в городе Чауссы Могилевской губернии в мещанской семье. Когда ему было всего 4 года, холерная эпидемия свела в могилу всех его родных. Чудом выжившего мальчика приютили соседи, они заботились о сироте, выучили его грамоте, но жизнь была нелегкой, и десятилетний ребенок вынужден был пойти работать «мальчиком на побегушках» в трактир. Жажда знаний и целеустремленность позволили ему, несмотря на трудности, продолжить образование. В 12 лет он поступил в Чаусское Уездное Училище, которое окончил в 1887 году, а на следующий год стал студентом Гомельского Технического Железнодорожного училища. Одинокому юноше не от кого было ждать помощи, и, чтобы иметь какие-то средства к существованию, Илья подрабатывал репетиторством, готовя детей из состоятельных семей к поступлению в гимназию. Прошло 3 года. Молодой техник, выпускник 1891 года, поступил на должность конторщика в Управление Либаво-Роменской железной дороги.

В сентябре 1894 года его переводят в Управление Самаро-Златоустовской железной дороги. С этого времени начался самарский период жизни Ильи Николаевича. Трудолюбивый молодой человек был на хорошем счету, что позволило ему в ноябре 1897 года подать прошение о приеме на службу в Государственный контроль по ревизии Самаро-Златоустовской железной дороги, куда он и был зачислен на должность помощника контролера. О его высокой квалификации говорит хотя бы тот факт, что новому, начинающему сотруднику сразу было положено максимально возможное на этой должности жалованье: 1200 р. в год. В различных отделениях Госконтроля в городе Самаре Илья Николаевич прослужил до 1903 года. За это время в его личной жизни произошли важные перемены. В конце 1901 года он женился на Елизавете Лаврентьевне Железненко (5.09.1878-1.08.1977), которая была на 6 лет моложе своего мужа. Так же, как и он, Елизавета Лаврентьевна в раннем детстве осталась сиротой, и Железненко до совершеннолетия жила в семьях старших сестер. Никакого наследного имущества, а тем более состояния, у молодых, естественно, не было, но приличный заработок Ильи Николаевича позволял им жить без нужды. В сентябре 1902 года Бог дал супругам первенца. Крестили мальчика в ближайшей к дому Покровской церкви. Младенца назвали Евгением (1902-1941).

В 1903 году помощника контролера Кургана назначают в главный отдел Госконтроля — отдел Фактической ревизии, на уральский участок Самаро-Златоустовской железной дороги в город Челябинск. Вскоре в пределах этого ревизионного участка начинается большое строительство, продолжавшееся до лета 1907 года. Сооружается второй путь между станциями Кропачево и Миасс. Это были самые крупные строительные работы на Самаро-Златоустовской железной дороге в то время. И хотя Илья Николаевич по-прежнему оставался «не имеющим чина Помощником контролера», ревизия этого строительства была поручена именно ему. В сентябре 1909 года Илья Николаевич получил повышение: из помощников контролера стал контролером. Эта должность предполагала обязательное наличие чина, и он вступил на нижнюю ступеньку чиновничьей иерархии Российской Империи. Через некоторое время теперь уже контролер Курган был переведен в Уфу (Уфимская «ветка» также относилась к Самаро-Златоустовской железной дороге). Изменение статуса повлекло за собой и повышение жалования, вскоре он имеет уже наибольшую, соответствующую должности, ставку 1800 р. в год. Это лишний раз подтверждает, что Илья Николаевич был первоклассным специалистом.

А семья Кургана росла, родились подряд 3 дочери: Юлия (1903-1983), Зинаида (1904-1995) и Ольга (1906-1989).  Для длительных выездов в районы проведения строительных работ Илье Николаевичу по должности полагался личный вагон. Уезжая летом на линию дороги по делам службы, он нередко забирал с собой из города семью. И они жили в этом вагоне, стоящим где-нибудь в тупике около леса, как на даче, пока глава семьи выполнял на линии свои ревизионные обязанности. Илью Николаевича ценило не только начальство. Благодаря своей порядочности и профессионализму он пользовался большим уважением у сослуживцев, подрядчиков и простых рабочих. А неподкупность и принципиальность не позволяли кому бы то ни было ставить под сомнение его доброе имя. Он не был карьеристом, но по службе продвигался успешно. В 1913 году его заслуги были высоко оценены. К празднику Святой Пасхи Императорским указом контролеру Самаро-Златоустовской железной дороги коллежскому секретарю Илье Николаевичу Кургану был Высочайше пожалован орден Святого Станислава 3-ей степени.

В июле 1914 года Илью Николаевича перевели в Варшаву, в Контроль Привислунской железной дороги. Семья задержалась в Самаре, а в это время грянула Первая Империалистическая война. Вместе со службами железной дороги он эвакуировался из Варшавы в Москву, где продолжал служить в Государственном контроле — курировал военные поставки. В Москве Илья Николаевич пережил Февральскую и Октябрьскую революции. Только в начале 1919 года, после того, как белочехи оставили Самару, Илье Николаевичу удалось воссоединиться с семьей. По пути из Москвы с ним произошел случай, едва не стоивший ему жизни. При обыске в поезде красноармейцы обратили внимание на подшивку старых газет у Ильи Николаевича в чемодане и, обвинив его в контрреволюционной агитации, собирались расстрелять, несмотря на командировочное предписание. Спасла его случайность: один из командиров оказался лично знаком с начальником, подписавшим Илье Николаевичу мандат о переводе. И только потому, что «подозреваемый» подробно описал особенности внешности того человека, его все-таки отпустили, и он смог добраться до Самары.

Здесь Илья Николаевич продолжил службу старшим контролером Государственного контроля Самаро-Златоустовской железной дороги. Через некоторое время Контроль был переименован в Рабоче-крестьянскую Инспекцию. По документам того времени видно, как трудно было налаживать работу разгромленных служб дороги, какой беспорядок творился во всех отраслях жизни. Из приказов известно, что руководитель Инспекции уезжая, чаще всего оставлял за себя старшего контролера И. Н. Кургана. А если учесть образовательный уровень революционного начальства, например, в двадцатых годах, Главный инспектор имел, кроме партбилета, только церковноприходскую школу становится очевидным, что фактическая организация контрольной деятельности осуществлялась остатками старых кадров, в частности Ильей Николаевичем.

В начале 20-х гг. в Поволжье свирепствовал страшный голод. Вот что говорится в отчете о деятельности РКИ за первый квартал 1922 года: «…большие хищения, в основном, продовольствия, на дороге вызваны не только с организованным воровством, но и стихийным растаскиванием продуктов. Толпы голодных собираются вокруг путей, где разгружается продовольствие, пытаясь утащить хоть что-нибудь. Люди бросаются на каждую упавшую крошку, на любое оброненное при разгрузке зернышко. С огромным трудом, лишь применяя силу, удается их разогнать». В начале 1930 года органы ревизионного контроля Самаро-Златоустовской железной дороги были упразднены. С этого времени Илья Николаевич работает экономистом, а затем старшим инженером в Отделе Материально-технического снабжения Управления Самаро-Златоустовской, позже Куйбышевской железной дороги. По достижении пенсионного возраста Илья Николаевич не оставил службу, продолжая по-прежнему добросовестно выполнять свои обязанности.

Не раз его поощряли за отличный труд. Некоторые из таких поощрений сейчас могут показаться забавными. Так, в 1936 году за ударный труд он был премирован «валяными сапогами». Сейчас это выглядит смешно, но тогда такая премия была едва ли не актуальнее денежной. Великая Отечественная война обрушила неисчислимые бедствия на советских людей. Пришло горе и в семью Ильи Николаевича. Осенью 1941 года жене старшего сына Галине Сергеевне (?-1982) почта принесла казенный конверт, каких тогда много приходило в русские дома: «…Ваш муж инженер-майор Курган Евгений Ильич пропал без вести…». А старый инженер продолжал трудиться… По окончании войны Илья Николаевич одним из первых среди работников Управления дороги был награжден медалью «За доблестный труд в Великой Отечественной войне…». Напряженная работа и невзгоды сказались на здоровье пожилого человека, и в конце 1947 года он заболел воспалением легких, от которого ему не суждено было оправиться. 31 марта 1948 года Илья Николаевич умер.

В заключение приводим строки из одного архивного документа, где об Илье Николаевиче было сказано следующее: «И. Н. Курган. С многолетним контрольно-железнодорожным служебным стажем. Отлично знаком со всеми без исключения отраслями железнодорожного дела и всеми видами ревизии. При выдающемся трудолюбии, общем развитии и твердости характера проникнут сознанием служебного долга и важности возложенной на него обязанности. В отношении подчиненных был настойчив и разумно требователен, не выходя из рамок строгой корректности. Хорошо и быстро ориентируется в самых сложных вопросах». В 1897 году Илья Николаевич проживал в Самаре по адресу: ул. Саратовская, д. 147. В 1898 году — угол ул. Предтеченской и Садовой, 53. В 1899 году — угол ул. Предтеченской и Садовой, 74. В 1900 году — ул. Садовая, 82. В 1901-1902 гг. — ул. Садовая, 92. Начиная с 1903 года местом жительства указывается станция Челябинск; в 1909 году — станция Абдулино, с 1910 года — станция Уфа.

Автор статьи Андрей Калинин

email автора: ab_kalinin@mail.ru

На Главную

От Волги до Тихого океана
Старая Самара
0 664 8 мин.
Скоромыкин, Сруль и другие...
Старая Самара
0 610 3 мин.
История Струковского сада
Старая Самара
0 553 13 мин.
Комментариев нет, будьте первым кто его оставит

Вам нужно войти, чтобы оставить комментарий.