Болезни в представлении славян

В старину не верили, что человек может заболеть просто так, и обычно полагали, что болезни насылают особые демоны болезней или другая нечистая сила — бесы, колдуны, люди с дурным глазом. Демонов болезней представляли себе по-разному: в облике женщины в белом, красном или черном одеянии; красивой девушки с длинными волосами; уродливой бабы с костлявыми длинными руками, оскаленными зубами и огненными глазами. Иногда они могли иметь вид животных: собаки, кошки, ночной птицы, мухи или бабочки. Например, оспа — это безобразная женщины с пузырями вместо глаз. На языке у нее яд: как только оближет кого-нибудь языком, так этот человек тотчас заболевает. Холера также показывается отвратительной женщиной, она летает по воздуху и рассыпает в колодцы, реки и источники какие-то ядовитые семена, отчего люди заражаются. Часто та или иная болезнь представляется В виде но одного, а множества демонов (двенадцати, сорока или девяноста девяти), они ходят по двое, по трое или всемером.

По одним верованиям, болезни живут между небом и землей в железном доме с медными дверями и наложенными на них Богом двенадцатью замками и двенадцатью печатями. Ключи от этих замков хранятся у дьявола. Когда Господь прогневается на человека, он посылает ангела выпустить одну из болезней. Ангел прилетает к дому, снимает печати, а Дьявол отпирает замки и выпускает болезнь. По указанию ангела она летит туда, куда нужно, и поражает человека, а затем ангел снова запирает ее в железном доме. По другим представлениям, демоны болезней шатаются по белому свету и нападают на людей. Они поселяются в человеке, мучая и ослабляя его. Измучив людей в одном селе, они переходят в другое. При этом полагают, что болезнь сама не может войти в село, поэтому она часто поджидает какого-нибудь прохожего или крестьянина, возвращающегося из города к себе домой, и на его плечах въезжают в село, после чего там начинается эпидемия. Впрочем, если человек догадается и совершит нужные действия, он может уничтожить демона болезни и спасти односельчан. Об этом рассказывает легенда, записанная в 19 веке во время одной из эпидемий холеры.

Ехал вечером мужик к себе в село. Вдруг его кто-то окликает: “Стой, мужичок, подвези меня!” Оглянулся мужик, видит — гонится за ним старуха, худая, слабая, зипунишко на ней изорванный, из-под платка волосы растрепались. Жалко стало мужику старуху, остановил он лошадь, посадил ее к себе в телегу. “Ну, спасибо тебе, — говорит старуха, — услужил ты мне, услужу и я тебе”. — “Чем же ты мне услужишь, бабушка?” — “Да ведь я — холера. Приду в деревню, пущу яд во все колодцы, кто из них напьется — захворает. А ты бери на свою семью воду из реки — я туда не буду яд пускать”. Посмотрел мужик на старуху, а она черная, страшная, глаза, как уголья, горят. Ну, думает, хорошо, что сказала, угощу я тебя, старую ведьму. Привез ее к себе, водочки ей поднес, угостил. Улеглась она на печку и захрапела. Мужик взял топор, подкрался и отсек ей голову. Смотрит, а она вся начинена пузырьками с ядом. На другой день он отвез ее в волость. Осмотрели там старуху и дали мужику сто рублей награды.

Больше всего сказаний посвящено лихорадкам, которых представляют в виде тридцати трех, сорока или семидесяти, семи сестер. В виде молодых и обольстительных женщин или, наоборот, злых, худых и безобразных старух они ходят по ночам, стучат в окна клюкой — кто отзовется на их стук, к тому они пристают. Каждая из сестер имеет свое имя по воздействию, которое она оказывает на человека: Ломиха, Огниха, Трясуха, Желтуха, Бледнуха, Гнетуха и т.д. Во главе всех лихорадок стоит старшая сестра. Живут лихорадки в реках и болотах, часто они летают по воздуху и накидываются на тех, кто им попадется под руку. Иногда они кличут людей по имени — кто отзовется, тот заболеет, а иногда оборачиваются мухой или соринкой и попадают в пищу. Кто эту соринку Проглотит, заболеет лихорадкой. Лихорадок считают дочерями царя Ирода, проклятыми Богом за смерть Иоанна Крестителя. С тех пор они и служат дьяволу, который посылает их на землю мучить людей. Эта легенда, больше известная как сказание о двенадцати трясавицах, проникла в народную культуру из книжной апокрифической традиции, куда она в свою очередь попала из восточных сказаний.

В древнерусских текстах наряду с другими персонажами упоминаются берегини, семь или трижды семь сестер: “… веруют упырям и … берегиням, их же нарицают семеро сестрениц…” В другом древнерусском памятнике 14 века — “Слове Григория Богослова” говорится, что раньше язычники “клали требы (жертвы) упырям и берегиням”. Принято считать, что под берегинями в этих текстах разумеются сестры-лихорадки, зовут их так, чтобы задобрить (от глагола беречь, т.е. берегини — это те, кто бережет). Такие ласковые названия не редкость в восточнославянской традиции: лихорадку иногда называют дорогушей или кумой, полагая, что она посовестится мучить своего “родственника”. Апокрифическое византийское сказание о девах-трясавицах прижилось в восточнославянской культуре, и на его основе стали возникать самостоятельные предания о происхождении лихорадок.

Чтобы предохранить себя от болезни, демонов старались обмануть. Во время какой-нибудь эпидемии, например, холеры, на дверях домов, куда еще не проникла болезнь, часто писали углем: “Такого-то нет дома”, полагая, что холера, прочитав эту надпись, поверит и обойдет дом стороной. От эпидемии спасало и опахивание селения. Для этого ночью на окраине села собирались вдовы и совсем молодые девушки, впрягались в соху и пропахивали на себе борозду вокруг всего села. Участницы обряда били в печные заслонки и ведра и вообще старались произвести как можно больше шума, чтобы испугать болезнь и заставить ее покинуть село. После проведения борозды все расходились по домам, веря, что через эту черту никакая болезнь не переступит.

Если же болезнь все-таки проникала в дом, ее старались задобрить, чтобы она не слишком сильно мучила больного. Если кто-то заболевал оспой, пекли лепешки из ржаного теста, прикладывали их к больным местам и просили Оспицу-матушку помиловать человека. Если же болезнь не покидала человека добром, ее пытались изгнать с помощью заговоров и различных магических действий. Знахарь читал над больным заговор, в котором болезнь изгонялась последовательно из головы, из глаз, из бровей, из рук, ног, суставов и кровеносных жил и отсылалась на темные леса, на мхи, на болота, туда, где собаки не лают, петухи не кричат, колокола не звонят. Применяли и особые средства, которые якобы не нравятся демону той или иной болезни. Например, считается, что лихорадка не любит, если змею, убитую до Юрьева дня, зашить в голенище сапога и положить под постель больного.

Именно так одного больного лечил колдун. Тогда лихорадка, приняв вид женщины в белом, явилась этому человеку и пригрозила его убить, если лечение не прекратят. Он рассказал об этом колдуну, и тот объяснил, что лихорадка пугает его, рассчитывая в нем остаться. Болезни, изгнанные из одного человека, переходят на другого. Чтобы после смерти чахоточного его болезнь не перешла на других людей, в доме плотно закрывали все окна и двери, а на грудь умершему клали кошку, чтобы чахотка перешла в нее. Потом кошку относили в лес и привязывали к дереву, думая, что болезнь перейдет на лес.

Загрузить Adobe Flash Player
Эта запись была опубликована в рубрике История России. Добавить в закладки ссылку.

Комментирование закрыто.