Самарский период жизни Дмитрия Дмитриевича Шостаковича

Создание Дмитрием Дмитриевичем Шостаковичем знаменитой Седьмой (Ленинградской) симфонии вот уже не одно десятилетие привлекает внимание исследователей его творчества, музыковедов и музыкальных критиков. Как только Шостакович узнал о нападении на Россию фашистской Германии, он сразу же решил с оружием в руках защищать Родину и уже 22 или 23 июня подал заявление с просьбой принять его добровольцем в Красную Армию. Ему не отказали, но попросили подождать. Вторично Шостакович подает заявление после речи И. В. Сталина, в которой он говорил и о народном ополчении. И на сей раз композитора пообещали зачислить в ополчение, а пока посоветовали работать там, где он работает.

“Я работал в консерватории, — писал в апреле следующего, 1942 года Шостакович. — В отпуск я не пошел, дневал и ночевал в консерватории. В третий раз я пошел в народное ополчение, потому что думал, что обо мне забыли… Я был зачислен заведующим музыкальной частью в театр народного ополчения… Заведовать музыкальной частью было трудно, потому что она состояла только из баянов. Я снова стал проситься в Красную Армию. Меня принял комиссар. Выслушав мой рапорт, он сказал, что взять меня в армию очень трудно. Он выразил уверенность, что я должен ограничить свою деятельность писанием музыки. Затем я был отчислен из театра народного ополчения, и меня, вопреки моей воле, хотели эвакуировать из Ленинграда”.

Считая, что в Ленинграде он будет нужнее, Шостакович встречается с руководителями партийных и советских организаций. Но ему снова предложили, посоветовали немедленно уехать. Потом он становится добровольцем-пожарником. Редкий снимок, запечатлевший Шостаковича на крыше консерватории в костюме и каске пожарника, вскоре опубликовали газеты и журналы едва ли не всех стран мира.

Шостакович на крыше консерваторииКомпозитор Д.Шостакович на тушении пожара (первый справа)В те же дни и месяцы Шостакович призывает своих друзей в США и Англии объединить усилия в борьбе с фашизмом, выступает по радио, публикует строки: “Исторически победа фашизма нелепа и невозможна, но я знаю, что спасти человечество от гибели можно только сражаясь”. Наконец, обращается к своему оружию— музыке, начинает сочинять великую песнь грядущей Победы — Седьмую симфонию. В 1942 году Шостакович с документальной точностью назвал некоторые даты: “Над Седьмой симфонией я начал работать 19 июля… Первая часть была закончена 3 сентября, вторая часть — 17-го, третья — 29 сентября. Работал я и в ночное и в дневное время. Случалось, что во время работы били зенитки и падали бомбы. Я все-таки не прекращал писать. 25 сентября в Ленинграде я отпраздновал день своего рождения. Мне исполнилось 35 лет…”

Композитор Д. ШостаковичЧерез пять дней раздался звонок из Смольного с категорическим приказом об эвакуации. 1 октября Шостакович с семьей, рукописью готовых трех частей симфонии и двумя узлами самых необходимых вещей вылетел в Москву, где шли жесточайшие воздушные бои и не прекращались тревоги. Вскоре композитор стал проситься обратно в Ленинград: “Когда горит твой дом, надо быть там и тушить пожар”. 12 октября, выступая в Центральном Доме работников искусств на встрече московских деятелей театра с ленинградцами, Шостакович сказал, что новую симфонию он решил посвятить Ленинграду. А еще через несколько полных тревоги и напряжения дней битвы под Москвой, Шостаковичу не только отказали в возвращении в охваченный кольцом блокады Ленинград, но вновь, твердо и определенно, предложили эвакуироваться на восток. Так Шостакович оказался в Куйбышеве.

В газете Большого театра “Советский артист”, есть заметка народной артистки СССР В. Г. Дуловой “Премьера Ленинградской симфонии”, напечатанная в 1980 году. Муж Дуловой, в свое время солист Большого театра А. Батурин, был в числе близких друзей Шостаковича в Куйбышеве. В. Г. Дулова вкратце поведала о своей жизни в Куйбышеве: Вера Георгиевна приехала с мужем в Куйбышев, в десятых числах октября 1941 года с первым эшелоном Большого театра и устроились в классах школы на Воскресенской площади. Разгородив комнаты простынями и еще бог знает чем, они получили довольно большую “жилплощадь”, которая выручила их и какое-то время Шостаковича. Чуть позже, Дулову с мужем поселили на Красноармейской улице, рядом с площадью Куйбышева, а Шостаковича — на улице Фрунзе.. Здесь внесем немного фактов: приехав в Куйбышев 22 октября, Шостакович не более трех недель жил в школе № 81, что рядом с площадью имени Д. Ф. Устинова. В то время Шостакович, естественно, не только не имел никакой возможности, но и думать не мог о продолжении работы над заключительной, четвертой частью Седьмой симфонии. Получив комнату в доме № 140 на улице Фрунзе, устроив семью, он отправляется в военкомат Ленинского района, который находился тогда под не существующим теперь Ярмарочным спуском, на Пристанской улице (ныне Волжский проспект). Но и в Куйбышеве повторилось то, что уже было в Ленинграде: врачебная комиссия признала Шостаковича негодным к военной службе, и ему вновь, в который уже раз, посоветовали бороться с врагом “своим оружием”.

Шостакович узнает о провале немецкого плана окружения и взятия Москвы. К этому времени ему с семьей предоставили небольшую двухкомнатную квартиру № 13 на первом этаже дома № 146 на той же улице Фрунзе. Здесь-то, в этом доме, Дмитрий Дмитриевич и поставил поистине победную точку, закончив работу над своей легендарной Седьмой симфонией. Тогда же на титульном листе партитуры появилась его надпись: “Посвящается городу Ленинграду. Дмитрий Шостакович”, а на последнем: «27.XII.1941. г. Куйбышев”.

Вернемся к расказу В. Г. Дуловой:
— Своеобразная премьера Седьмой симфонии состоялась в нашей комнате. Пришли Шостакович, пианист Оборин, дирижер Мелик-Пашаев. По только что законченной партитуре Дмитрий Дмитриевич и Лев Оборин, сев за пианино, начали играть в четыре руки симфонию. Мы, взволнованные и потрясенные, долго и молча сидели, боясь разрушить нахлынувшие на нас чувства. А затем — бурный восторг, объятия, поздравления… И тут же началось деловое обсуждение, когда можно начать репетиции. Но нет нотной бумаги, нет переписчиков, а работа по расписыванию партий предстояла грандиозная. Вскоре из Москвы самолетом прислали нотную бумагу, и музыканты Большого театра сами взялись расписывать голоса. У всех нас было одно желание: как можно скорее начать репетиции. Интерес к симфонии был огромен, Шостаковича осаждали корреспонденты иностранных газет… И вот начались репетиции. Они проходили в фойе Дворца культуры имени Куйбышева, оркестр размещался между колоннами. Вверху, на хорах, стояли жаждущие приобщиться к великому таинству, рождению победной симфонии. Там можно было видеть Алексея Толстого, Катаева, Эренбурга, знаменитого авиаконструктора Микулина…

Д. Шостакович во Дворце культуры имени Куйбышева16 февраля “Правда” опубликовала статью А. Н. Толстого. “Седьмая симфония возникла из совести русского народа, — писал он, — принявшего без колебаний смертный бой с черными силами… Заключительная часть летит в будущее. Перед слушателями, облокотившимися о перила, прислонившимися к высоким белым, колоннам, раскрывается величественный мир идей и страстей. Ради этого стоит жить и бороться… Красная Армия создала грозную симфонию мировой победы. Шостакович прильнул ухом к сердцу Родины и сыграл песнь торжества. Такие чувства и такие мысли владели нами, когда мы слушали в Куйбышеве, в Большом театре СССР репетицию Седьмой симфонии”.

Еще один факт пребывания Шостаковича в Куйбышеве, сохранила лектор-музыковед Куйбышевского филармонического лектория Е. М. Цветова, – это была довольно большого формата четырех страничная программа. На первой, титульной, странице — портрет Шостаковича, коротенькая нотная строка из симфонии и такой текст: “5 марта 1942 года. Симфонический концерт. Д. Шостакович. Седьмая симфония (впервые исполняемая). 1. Аллегро. 2. Скерцо. 3. Анданте. 4. Финал. Исполняет оркестр Большого театра Союза СССР. Дирижер — лауреат Сталинской премии, народный артист СССР С. А. Самосуд. Дворец культуры им. В. В. Куйбышева, г. Куйбышев”. На второй странице напечатано короткое предисловие к симфонии самого Д. Д. Шостаковича, а на третьей и части четвертой — перепечатанная из “Правды” статья А. Н. Толстого. В своем предисловии композитор писал, что Ленинградская симфония — программное сочинение, навеянное грозными событиями 1941 года, и излагал мысли, которые он вложил в ее содержание. При этом он подчеркивал, что “наряду с первой, четвертая часть является основной… Первая часть — это борьба, четвертая — грядущая победа”.

Газета начала с того, что 4 марта, в канун официальной премьеры, опубликовала анонс не в виде обыкновенного объявления, а посвятила Седьмой симфонии почти целую полосу. На ней, кроме подробного рассказа-репортажа с одной из последних репетиций, фотографии Шостаковича за роялем, напечатаны первые впечатления ряда известных деятелей литературы и искусства, побывавших на генеральной репетиции 27 февраля или на общественном прослушивании 1 марта. На которые, кстати, были приглашены также бойцы, командиры, политработники Куйбышевского гарнизона, представители предприятий города. Вот лишь заглавия заметок, набранные крупным, броским шрифтом, как и объявление о демонстрации в кинотеатрах документального фильма “Разгром немецких войск под Москвой”: “Симфония великой борьбы и победы”, “Выдающееся явление музыкальной культуры”, “Глубоко волнует и убеждает”, “Пафос великой борьбы”, “Патриотическая музыка”, “Наша гордость”, “Неповторимый талант”, “В обстановке огромного воодушевления”, “Памятник грозных и славных лет”, “Торжество советского искусства”…

А на следующий же день после премьеры “Волжская коммуна” на первой странице под заголовком “Симфония победы” дает информацию: “Зрительный зал Дворца культуры им. Куйбышева переполнен. Присутствуют представители партийных и советских организаций города, выдающиеся профессора, музыканты, артисты, литераторы. В театре находятся члены дипломатического корпуса, многочисленные иностранные корреспонденты. Громом аплодисментов встречают автора исполняемой сегодня Седьмой симфонии — композитора Д. Шостаковича. Исполнение Седьмой симфонии — имеет большое значение в истории музыкальной культуры. Особо это событие вписано в историю культурной жизни Куйбышева. Ему первому выпала честь услышать в стенах своего театра это эпохальное музыкальное произведение. Концерт транслировался всеми радиостанциями Советского Союза.

20 марта Д. Шостакович вылетел в Москву, где 29 и 30 марта в Колонном зале Дома Союзов Седьмую симфонию под управлением С. Самосуда исполнил объединенный оркестр Всесоюзного радиокомитета и филиала Большого театра. А 9 августа 1942 года состоялась историческая премьера победной симфонии в блокадном Ленинграде, о которой, вероятно, известно все, до самых мельчайших подробностей. Стоит лишь напомнить, что ноты Седьмой симфонии были доставлены из Куйбышева в Ленинград специальным самолетом. О том, как это произошло, рассказал пилот того самолета, ветеран войны Василий Семенович Литвинов: “Экипаж понимал, какое необычное задание выполняет. И хотя в повседневной нашей практике были полеты и куда сложнее, чем этот, волнение не оставляло нас. Сели в Тихвине, дозаправили самолет и под вечер, когда истребители противника в основном прекращали полеты, направились в Ленинград. Посадку произвели на аэродроме “Сосновка”. Отсюда на автомашине бесценная посылка была доставлена по назначению”.

Другие факты куйбышевского периода жизни Шостаковича тоже представляют большой интерес для изучения. Вот некоторые из них: 13 марта 1942 года Шостакович переселяется с семьей в более просторную квартиру, с роялем и телефоном, с видом на Волгу — в доме № 2а на углу улиц Фрунзе и Вилоновской. В конце февраля 1942 года Н. Соколов, вернувшийся к тому времени в Москву, получает от Шостаковича письмо, в котором были и такие строки: “Концерты в Куйбышеве даются вовсю. Сейчас здесь находятся Ойстрах и Эмиль Гилельс. Они успешно и много концертировали”. Сам Шостакович стал участвовать в концертах с начала декабря 1941 года. Первое его выступление состоялось на вечере композиторов, писателей, деятелей театрального искусства и журналистов, организованном Всероссийским театральным обществом. На этом вечере выступил также Эренбург, а Шостакович исполнил фортепианное переложение скерцо из своей симфонии и партию фортепиано в Сонате для виолончели. В середине декабря создается Куйбышевский филиал Союза композиторов, председателем правления которого избирается Шостакович. Тогда же собравшиеся услышали в фортепианном исполнении автора три части Седьмой симфонии.

Через несколько дней в помещении драматического театра имени А. М. Горького филармония устраивает первый авторский концерт Шостаковича. А уже в начале января состоялся его второй большой авторский концерт. Композитор играет фортепианные прелюдии, переложение скерцо из Пятой симфонии, вновь исполняет с виолончелистом В. Матковским Сонату для виолончели, аккомпанирует Батурину, певшему его романсы на стихи А. С. Пушкина, наконец, исполняет свой Квинтет с Квартетом Большого театра. До отъезда из Куйбышева будет еще несколько концертов, на которых Шостакович с блеском выступает как пианист. Активное участие принимает Шостакович в проведении декады советской музыки, проходившей с 20 по 25 октября 1942 года, в обширную программу которой были включены также его Седьмая симфония и авторский концерт. Шостакович оказался к тому же и в оргкомитете по созданию в Куйбышеве филиала Центрального Дома работников искусств.

Живя в Куйбышеве, Шостакович возвращается к своей редакции оркестровки оперы М. Мусоргского “Борис Годунов”, начинает сочинять оперу “Игроки” на текст комедии Н. В. Гоголя, пишет Вторую фортепианную сонату и сюиту “Родной Ленинград”. Кроме того, Шостакович написал тогда несколько статей для центральных газет и журналов, а также опубликовал в “Волжской коммуне” большой материал “Выдающийся музыкант” — об известном музыковеде А. Оголевце. И еще один факт. Уже вскоре после приезда, по просьбе директора музыкальной школы № 13. И. Маевской композитор начинает встречаться с учащимися и педагогами единственного тогда в городе музыкального учебного заведения. Шостакович бывал там почти на всех концертах и часто сам играл свои сочинения. Иногда вместе с ним появлялись Барсова, Оборин, Гилельс и другие исполнители. “В Куйбышеве мой временный дом, — писал в сентябре 1942 года в газете “Труд” Шостакович. — Я много работаю… Но, конечно, как бы мне удобно ни жилось, как бы хорошо ни работалось, меня тянет в город, жить в котором до войны было радостно, а в дни войны стало высокой честью, в город, воспитавший меня, в Ленинград”.

В марте 1943 года Шостакович уезжает в Москву.. Двадцать два года спустя он напишет в “Известиях”: “Я никогда не забуду первого исполнения моей Седьмой симфонии в 1942 году в Куйбышеве”. А еще через двенадцать лет, 11 мая 1975 года, в том же зале, где впервые прозвучала Седьмая (Ленинградская) симфония, оркестр Куйбышевской филармонии под управлением Г. Проваторова с огромным успехом исполнит ее в честь 30-летия Победы в Великой Отечественной войне. И автор пришлет коллективу симфонического оркестра вот эту телеграмму: “Дорогие товарищи, примите мои горячие поздравления с великим праздником 30-летия нашей Победы. Примите мою горячую благодарность за то, что вы решили исполнить Седьмую симфонию. Ваш Дмитрий Шостакович”.

На Главную

Загрузить Adobe Flash Player
Эта запись была опубликована в рубрике История Поволжья и отмечена метками , , , , , , , , , , , , . Добавить в закладки ссылку.

1 в ответ на Самарский период жизни Дмитрия Дмитриевича Шостаковича:

  1. dimbovsky пишет:

    “по просьбе директора музыкальной школы № 13. И. Маевской композитор начинает встречаться с учащимися и педагогами единственного тогда в городе музыкального учебного заведения.”
    Здесь я обнаружил опечатку. Должно быть “директора музыкальной школы номер один(а не № 13) З.И.Маевской”

Оставить комментарий