Значение крылатых выражений – Внести лепту, Канутъ в Лету, Летучий голландец, Литературный генерал

Лепта вдовицы. Внести лепту

Выражение употребляется в значении: жертва формально малая, но большая по своей внутренней ценности. Возникло из евангельского рассказа о пожертвованиях в сокровищницу иерусалимского храма; щедрые взносы богачей, жертвовавших от избытка, противопоставлены здесь скромному приношению бедной вдовы, пожертвовавшей все, что она имела, — две лепты (Марк, 12, 41—44; Лука, 21, 1—4). Лепта — мелкая монета в древней Греции. Слово “лепта” употребляется в значении: посильная жертва.

Лета. Канутъ в Лету

В греческой мифологии Лета — река забвения в Аиде, подземном царстве; души умерших по прибытии в подземное царство пили из нее воду и забывали всю свою прошлую жизнь (Гесиод, “Теогония”; Вергилий, “Энеида”). Название реки стало символом забвения; возникшее отсюда выражение “кануть в Лету” употребляется в значении: навсегда исчезнуть, быть забытым.
Примеры из литературы:
И память юного поэта
Поглотит медленная Лета,
Забудет мир меня.
(А. С. Пушкин, “Евгений Онегин”)
— Так, понимаете, и слухи о капитане Копейкине канули в реку забвения, в какую-нибудь эдакую Лету, как называют поэты (Н. В. Гоголь, “Мертвые души”, “Повесть о капитане Копейкине”).

Летучий голландец

Нидерландская легенда сохранила рассказ о моряке, поклявшемся обогнуть на своем корабле мыс, преграждавший ему путь, хотя бы ему на это потребовалась вечность. Легенда эта, очевидно, возникла в век великих открытий. Возможно, что исторической основой ее была экспедиция Васко де Гамы (1469—1524), обогнувшего в 1497 году мыс Доброй Надежды. В 17 веке эту легенду приурочивали к нескольким голландским капитанам, что и отразилось в ее названии. Имевшая большое устное распространение, легенда впервые была записана только в 1830 году и сразу породила большую художественную литературу (Г. Гейне, 1834; Ф. Марриэт, 1839; А. Э. Брахфогель, 1871, и др.). Музыкальная обработка сюжета принадлежит Р. Вагнеру (1843) (R. Engert, Die Sage vom Fliegenden Hollander, 1927). Выражение “летучий голландец” относят к непоседливым людям—”летунам”, — а также к постоянным скитальцам. Иронически применяют его и к кому-либо, упрямо гнущему свою линию.

Либо в рыло, либо ручку пожалуйте

Таким выражением М. Е. Салтыков-Щедрин характеризовал рабскую психологию так называемого “культурного человека”, легко переходившего от грубой расправы, в особенности с людьми ниже его стоявшими, к “целованию плечика”. В “Признаках времени”, в главе “Русские “гулящие люди” за границей” (1863), он писал: “Я не бывал за границей, но легко могу вообразить себе положение россиянина, выползшего из своей скорлупы, чтобы себя показать и людей посмотреть… В России он ехал на перекладных и колотил по зубам ямщиков; за границей он пересел в вагон и не знает, как и перед кем излить свою благодарную душу. Он заигрывает с кондуктором и стремится поцеловать его в плечико (потому что ведь, известно, у нас нет средины, либо в рыло, либо ручку пожалуйте!)”

Литературный генерал. Генерал от литературы. Литературный вельможа

Выражение “литературный генерал” стало крылатым, по видимому, по роману Ф. М. Достоевского “Униженные и оскорбленные” (1861), где в ч. 2, гл. 5 читаем:  — А! Да это ты, Маслобоев! — вскричал я, вдруг узнав в нем прежнего школьного товарища…— ну встреча! — Да, встреча! лет шесть не встречались. То есть и встречались, да ваше превосходительство не удостаивали взглядом-с. Ведь вы генералы-с, литературные то есть-с!.. — Говоря это, он насмешливо улыбался. — Ну, брат Маслобоев, это ты врешь, — прервал я его. — Во-первых, генералы, хоть бы и литературные, и с виду не такие бывают”. Выражения “литературный генерал” и “генерал от литературы” Достоевский употребил также в журнальной заметке “Молодое перо”. Интересно отметить, что А. И. Герцен говорит о “статс-секретарях литературы” (“Былое и думы”, ч. 4, гл. 25). И. В. Сталину принадлежит выражение “литературные вельможи”, употребленное им в письме к тов. Феликсу Кону 9 июля 1929 года: ” …я решительно против того, чтобы давать предисловия только к брошюрам и книгам литературных “вельмож”, литературных “имен”, “корифеев” и т.п. Я думаю, что нам пора отрешиться от этой барской привычки выдвигать и без того выдвинутых литературных “вельмож”, от “величия” которых стоном стонут наши молодые, никому не известные и всеми забытые литературные силы”.
Примеры из литературы:
Итак, в начале уже нынешнего года один из таких литературных генералов, встретивши меня на улице, сказал мне: — Друг мой! я должен сознаться, что иногда вы пишете очень… да, очень недурно! (М. Е. Салтыков-Щедрин, “Наша общественная жизнь”)
…я далек от мысли, что интерес читателя к моей скромной фигуре возбуждает в нем желание знать обо мне столько же, сколько он знает о генералах от литературы (М. Горький, “Как меня отбрили”).

Загрузить Adobe Flash Player
Эта запись была опубликована в рубрике Разное и отмечена метками , , . Добавить в закладки ссылку.

Комментирование закрыто.