Краткая биография Фелисьена Давида

Фелисьен Давид родился в 1810 году, в маленьком городке Кадне и рано оставшись сиротой, Давид воспитывался в иезуитском коллеже в Эксан-Провансе. Там же начались его музыкальные занятия. Он пел в церковном хоре, пополняя репертуар собственными гимнами и мотетами. Не оставалась без внимания и излюбленная в романтическую эпоху фортепианная и вокальная миниатюра. Открыв для себя оперу, Давид на короткое время становится ассистентом дирижера в городском театре. В 1830 году двадцатилетний композитор направился в Париж, где был благосклонно встречен тогдашним директором консерватории Л. Керубини, рекомендовавшим его в классы контрапункта, композиции и органа. Но уже через год жизнь Давида круто изменилась. Он покидает стены консерватории и вступает в общество сен-симонистов. “Новая” религия, особенно распространившаяся после июльской революции 1830 года, требовала своего художественного оформления, и Давид был одним из тех, кто с успехом его осуществлял. Он пишет многочисленные песнопения для четырехголосного мужского хора (впоследствии они были опубликованы в сборнике “La ruche harmoniense”). В его обязанности входит также сочинение музыки для торжественных церемоний.

В 1832 году сен-симонистское общество, преследуемое правительством, распадается, и горстка “братьев” (апостолов), и в том числе Давид, решают с мессионерскими целями отправиться на Восток. Их путь лежит через Константинополь, Смирну, Яффу, Иерусалим В Египет. Около двух лет Давид живет в Каире. Природа, обычаи, религия далекого края оставили неизгладимый след в его творческом сознании. Возвратившись в Париж, Давид публикует свой первый опыт претворения ориентального материала — “Восточные мелодии” для фортепиано (1835). Воспоминаниями о Востоке вдохновлены и многие песни тех лет: “Пират”, “Египтянка и бедуин” и др. Эти сочинения не получают отклика у публики, и Давид на время оставляет ориентальные сюжеты. На рубеже 30—40-х годов его внимание полностью поглощено камерно-инструментальными и симфоническим жанрами. Он пишет двадцать четыре миниатюры для струнного квинтета (“Времена года”), два нонета для духовых инструментов, три симфонии. Но истинный успех и мгновенную известность принесла композитору ода-симфония “Пустыня”, премьера которой состоялась в авторском концерте Давида в декабре 1844 года.

Необычный жанр – кстати, предвосхищающий многие синтетические музыкальные формы 20 века, – и состав сочинения (оркестр, мужской хор, солисты и спикер) поразили парижскую публику. Не могли не покорить и воссозданные музыкой “живые картины”: шествие каравана, ураган в пустыне, ночные видения, восход солнца, переклички муэдзинов. Наконец, очаровал сам музыкальный материал, расцвеченный множеством “диковинок”: бурдонными педалями, терпкими восточными ладами, прихотливыми ритмическими узорами. “Пустыню” очень высоко оценили современники-музыканты. Так, например, восторженным был отклик Г. Берлиоза. В 1856 году симфония прозвучала в России, о чем стало известно из “Обозрений концертов”, еженедельно поставляемых А. Н. Серовым. Особо отмечая инструментовку, “столь же мастерскую, как у Берлиоза”, Серов обратил внимание на весьма любопытную деталь: сходство одной из тем “Пустыни” со знаменитым соло английского рожка в арии Ратмира из глинкинского “Руслана” (1842). Сходство скорее всего случайное, ведь известно, что эту мелодию Глинке привезли с Кавказа. Но примечательно почти одновременное “открытие” Востока в русской и французской музыке.

Нить тянется и дальше: достаточно вспомнить знаменитую миниатюру А. Бородина “В Средней Азии” (1879). Кто знает, может быть, не без влияния своего французского предшественника нашел Бородин те краски (флажолеты скрипок в высоком регистре, “пустые” квинты у дерева, педали у низких струнных и духовых), которые столь тонко воссоздали картину беспредельных пустынных далей. Окрыленный успехом “Пустыни”, Давид создает несколько сочинений, развивающих ориентальную тему: ораторию “Моисей на горе Синае” (1846), оду-симфонию “Христофор Колумб”, мистерию “Эдем” (1848). Вершиной на этом пути были оперы “Бразильская жемчужина” (1851) и пользовавшаяся особой популярностью “Лалла-Рук” (по поэме Т. Мура, 1862). Это не единственные произведения для театра. Назовем также: “Геркуланум” (1859), “Сапфир” (по комедии У. Шекспира “Все хорошо, что хорошо кончается”, 1865), “Пленницу”.

Творчество Ф. Давида, получившее признание при жизни композитора (с 1862 года он кавалер ордена Почетного Легиона, с 1867 — за “Геркуланум” и “Лалла-Рук” -лауреат премии Академии изящных искусств, с 1869 – член Института Франции), сегодня известно очень мало. И это неудивительно, если учесть, что одновременно с ним творили Берлиоз, Лист, Вагнер, Шуман, Шопен, Мендельсон, Глинка… Фелисьен Давид скончался в 1876 году.

Загрузить Adobe Flash Player
Эта запись была опубликована в рубрике Разное. Добавить в закладки ссылку.

Комментирование закрыто.