Появление кумысолечебного заведения в Самаре

Целебные свойства кумыса известны давно. Напиток этот – жизненный эликсир степных кочевников. Совершенно верен истине Аксаков, говоря, что башкиры “после жестокой, буранной зимы, отощалые, исхудалые, как зимние мухи, с первым весенним теплом, с первым подножным кормом”, перетащившиеся со своими стадами на привольные места, через две-три недели делаются неузнаваемыми. “Поспел, – продолжает Аксаков, – живительный кумыс, закис в кобыльих турсуках, и все, кто может пить, от грудного младенца до дряхлого старика, пьет допьяна целительный, благодатный, богатырский напиток, и дивно исчезают все недуги голодной зимы и даже старости: полнотою наполняются осунувшиеся лица, румянцем здоровья покрываются бледные, впалые щеки. Естественно, что таковые благотворные свойства кумыса не могли оставаться тайной. В степь, на кумыс, стали ездить страждущие болезнями дыхательных органов и истощением сил, даже из дальних местностей России, причем многие получали исцеление.

Но отдаленность от больших городов, где наибольшее число людей, нуждающихся в его помощи; плохие пути сообщения; отсутствие всякого комфорта у кочевников и другой пищи, кроме баранины; отсутствие медицинской помощи в потребных случаях; своеобразность и видимая нечистоплотность при приготовлении этого напитка башкирами; – все это делало крайне неудобным и затруднительным кумысное лечение в степи, а потому этим лечением ездили пользоваться очень не многие. Правда, в некоторых местностях башкирских степей стали промышлять изготовлением кумыса для приезжающих. Например: деревня Япрысково, по тракту из Казани в Бугульму; в Белебеевском уезде, Уфимской губернии, на башкирской кочевке Канлы; в самом городе Стерлитамаке, куда привозят кумыс на базар башкиры, приближающиеся к городу со своими кочевьями; некоторые башкирские деревни Бугульминского уезда по берегам реки Ик, изобилующих прекрасными степными пастбищами; в деревни юго-восточной части Новоузенского уезда, пограничные с Внутренней Букеевской ордой, доставляли кумыс киргизы этой орды; в самой орде можно получать кумыс, поселяясь в киргизских кочевьях, от их жителей.

В 1860 году, по распоряжению наказного атамана Уральского казачьего войска Столыпина, в умете Камелике, в 170 верстах от Самары, были собраны башкиры с конскими табунами, и управляющий башкирским отделением Уральского войска, подполковник Серов, приглашал, через газеты, желающих приезжать в названный умет, пить кумыс прямо из турсука за 1 рубль в день, получая за эту же плату место в кибитке и кочуя вместе с башкирами; наконец, богатый землевладелец Белебеевского уезда, Тевкелев предлагал желающим пить кумыс приезжать в его деревню Килимово, где можно было встретить некоторые удобства жизни и найти отличный кумыс. Но независимо от вышеуказанных неудобств, которые встречались больному, отправляющемуся на кумыс, поездка эта затруднялась отсутствием нормального пути. Больной должен был отыскивать дорогу на кумыс, так сказать, ощупью; ехать в незнакомую сторону наугад, подвергаясь всевозможным случайностям. Очевидно, что кумысное лечение не могло оставаться навсегда в своем первобытном виде и что должен был найтись, кто угадал бы то значение, какое это лечение может получить в медицине, и сделал бы доступным пользование им каждому в нем нуждающемуся и располагающему хотя небольшими средствами.

Таким лицом явился в Самаре доктор медицины Н. В. Постников. Приехав в Самару на должность старшего врача больницы, он имел случай, в 1857 году, подметить необыкновенно целебное действие кумыса на одного страдавшего болезнью легких. Приняв в соображение удобство летнего сообщения со всеми, самыми отдаленными местностями России: климат Самарского края, представляющий все благоприятные условия лечения болезней дыхательных органов; близость башкирских поселений, следовательно, возможность приобретения потребного количества степных кобылиц и приглашения опытных и искусных делателей кумыса; наконец, возможность довольствовать дойных кобылиц любимым их кормом – степной травой; доктор Постников решился открыть специальное заведение, в Самаре, для желающих пользоваться кумысным лечением. При этом доктор Постников должен был всесторонне изучить кумысное лечение; произвести надлежащие опыты как над самим лечением, так и над способом приготовления кумыса. В губернаторе К. К. Гроте доктор Постников нашел полное сочувствие своей мысли и помощь для ее осуществления.

Во-первых, при содействии г. Грота, городское общество отдало Постникову, в 1857 году, за ничтожную плату, в содержании на 24 года, 19 десятин городской земли, поросшей истощенным лиственным кустарником, в 6 верстах от города, вверх по Волге; во-вторых, Министерство внутренних дел, по ходатайству губернатора, разрешило выдать из сумм Приказа общественного призрения Постникову, для устройства проектируемого заведения, заимообразно 3000 рублей серебром, с рассрочкою уплаты капитала с процентами на 15 лет; и в-третьих, тот же губернатор исходатайствовал у министра государственных имуществ Постникову в аренду 700 десятин казенной земли, смежной с городскою дачею, на 24 года, с правом продолжения этого контрактного срока, во всякое время, по желанию Постникова, еще на 24 года, в видах обеспечения степным пастбищем кобылиц проектируемого заведения.
Обеспечив таким образом возможность исполнения своего предположения, д-р Постников, в следующем же, т.е. 1858 году, поставил на своем участке 12 небольших башкирских кибиток (юломеек), выстроил из тонких досок несколько маленьких бараков; пригнал из окрестностей Уральска косяк кобылиц, оттуда же выписал несколько киргизов, как для ухода за табуном, так и для делания кумыса, и, сделав эти приготовления, открыл первый лечебный сезон своего заведения, предварительно еще (в феврале 1858 года) опубликовав о предстоящем его открытии. На этот вызов явилось 17 больных. Но, лето 1858 года не благоприятствовало начинавшемуся правильному кумысному лечению – оно было дождливое и холодное, а потому разогнало большинство кумысников из неудобных для европейцев юломеек и слишком уже легких бараков прежде окончания полного курса лечения.

Пользование кумысом и самое содержание обходилось недорого кумысникам в первый год существования заведения Постникова. За кумыс, в течение месяца, без ограничения количества потребления платилось 25 рублей (сезон лечения предполагался 6 недель), причем надо заметить, что некоторые выпивали кумыса около ведра в сутки; кто же хотел брать кумыс бутылками, платил за таковую 15 копеек. Одинокий барак стоил 8 рублей в месяц, двойной – 16 рублей, семейный – тройной – 24 рубля. За стол, состоявший из завтрака, обеда (три блюда), платилось 17 рублей в месяц, при этом главную роль в столе кумысников играла баранина. Кто же брал кушанье порциями – платил 25 копеек за порцию и 15 копеек за полу порцию, за мытье белья в месяц 3 рубля, за прислугу в месяц 1 рубль. Следовательно, больной мог пролечиться весь сезон на заведении Постникова, при умеренных требованиях, за 81 рубль.

Несмотря на обстоятельства, не благоприятствовавшие первому дебюту кумысолечебного заведения Постникова, дело, им предпринятое, с каждым годом получало все большее развитие и дало ему возможность не только обстроить и украсить свое заведение, но с 1873 года открыть еще отделение его под именем дальнего кумыса, на том участке казенной земли, в 16 верстах от города, который ему дан в аренду, для пастбища. Истощенный скотом кустарник, покрывавший участок Постникова, будучи огорожен, расчищен и строго охраняем от потрав, разросся в прекрасный тенистый парк, во всех направлениях прорезанный разнообразной ширины дорожками. Некоторые части этого парка вследствие прореживания и подчистки деревьев красовались живописно раскинувшимися дубами, кленами, липой, березой, вязом и украшены цветниками. В тени этого парка как бы тонули в зелени 12 дач различных размеров, большею частью самой простой архитектуры, но отштукатуренных внутри, с высокими комнатами, снабженными печами или каминами.
Комнаты хорошо вентилированы, чистые, светлые, составляют 52 квартиры – семейные и одиночные. Центрам заведения служит обширный зал, в который собирается обыкновенно все население заведения пить кумыс, читать, играть в карты или на бильярде, слушать музыку, а иногда и танцевать. В особом при зале кабинете д-р Постников дает бесплатно советы своим пациентам, взвешивает их при вступлении в заведение и при выходе из него, также производит над их дыхательными органами некоторые научные опыты и употребляет различные новейшие способы, применяемые к лечению грудных болезней, например, вдыхание сгущенного или разреженного воздуха и тому подобное. Кумыс на заведении Постникова теперь отпускался не иначе как бутылками по 20 копеек каждая, следовательно, больной в курс лечения, продолжающийся от 6 до 8 недель, выпивал кумыса на 40-60 рублей. За обед (3 блюда) и завтрак (1 блюдо) за общим столом платилось 20 рублей в месяц; то же на квартире 24 рубля в месяц; за пищу прислуге 9 рублей в месяц (3 раза в день) и за один обед 6 рублей в месяц; квартира, смотря по величине ее, стоила в месяц от 10 до 68 рублей, а в сезон от 25 до 170 рублей.
За самовар с чайным прибором в месяц 3 рубля. Пользующийся прислугой от заведения платил 2 рубля в месяц с персоны. За мытье белья имеющимися при заведении прачками платилось так же, как в городе (не менее 8 рублей). Таким образом, за лечение и проживание в продолжение 6 недель, самый нетребовательный больной платил около 97 рублей. В 1875 году в заведении Постникова было 150 человек больных. Первым подражателем Постникова явился военный медик Глаголев, намеревавшийся устроить кумысное заведение на даче Страхова, у города Кузнецка, Саратовской губернии, но не осуществивший своего намерения. Затем самарский купец Е. Н. Аннаев, на арендованном им у города Самары, на берегу Волги урочища “Вислый камень”, в версте от заведения Постникова, начал приготовлять в 1863 году кумыс для своих дачников, а с 1865 года открыл обширное кумысное заведение, на котором в первый же год было 15 квартир и кумыс отпускался больным с 1 мая по 15 июля с платою по 1 рублю в сутки, а с 16 июля до осени по 45 копеек в сутки.

С течением времени дача Аннаева прекрасно обстроилась, и после трудов деятельного хозяина посаженные на этой даче кусты и деревья приняли роскошный вид и заведение стало привлекать к себе ежегодно такое количество больных, какое только могли вмещать 30 имеющихся в нем мебилированных квартир. Далее в 1865 году, почетный гражданин П. М. Журавлев устроил кумысное заведение на своей даче, в 10 верстах от Самары, окруженной густой растительностью и переполненной множеством цветов. На этой даче было 8 удобных квартир, за которые платилось по 25 рублей в месяц. С 1872 года Журавлев прекратил выделку кумыса на своей даче, но кумысники продолжали на ней поселяться, так как кумыс всегда можно получить с соседних заведений Постникова и Аннаева по 20 копеек за бутылку. Потребление кумыса в Самаре не ограничилось названными заведениями. Его продавали в значительном количестве с заведений Постникова и Аннаева, в самом городе на домах этих господ, для желающих пить его у себя; иногда его продавали у некоторых виноторговцев; его стали делать некоторые живущие в городе татарские семейства, а также башкирские семейства, нарочито нанимаемые на лето пользующимися кумысом на окрестных городских дачах и в садах.

Устройство специальных кумысных заведений, однажды начатое в Самаре, нашло обширное применение за ее пределами. Так, в Самарской губернии было устроено несколько кумысных заведений, из которых самое обширное медика Чембулатова, в его имении Николаевского уезда, и затем в доме помещика Чарыкова, в селе Богдановке Самарского уезда; на земле В. И. Чарыкова, в 17 верстах от Самары, на урочище “Барбашина Поляна” (ныне Поляна имени М. Фрунзе), у берега Волги, так называемый военный кумыс, где в 1872 году было устроено помещение для 50 нижних чинов и 5 офицеров, присылаемых для лечения кумысом за счет правительства, из различных частей войск Казанского военного округа. Но кумысные заведения стали устраивать не только в степных местностях Губерний: Оренбургской, Уфимской, Саратовской, Екатериновской, Херсонской, на Кавказе, в Крыму, а даже в северных, как Пермской, даже и в столицах: в Москве, Петербурге. Мало того, кумысные заведения пытались устроить за границей: в Ницце, Висбадене, Париже.

Похожие страницы:

1. Самарская земская школа для образования сельских учительниц
2. Появление гимназии в Самаре
3. Здравоохранение Самары в 19 веке
4. Жизнь и работа Петра Владимировича Алабина
5. Герб Самарской области

Загрузить Adobe Flash Player
Эта запись была опубликована в рубрике Старая Самара. Добавить в закладки ссылку.

Комментирование закрыто.