Революционная работа Марии Ильиничны Ульяновой в Самаре

Многие из гуляющих по улице Фрунзе(Саратовской) задерживаются напротив двухэтажного, словно резная шкатулка, здания. На фасаде которого — изящная вязь, рельефные карнизы, разнообразные архитектурные обрамления различной величины окон, которые придают фасаду какую-то особенную ритмичность и праздничность.

губернская земская управаНа фото выше видно здание еще до того, как перед ним на булыжную мостовую лег асфальт, а справа поднялся, почти вплотную пристроенный в 1913 году, уже совсем в ином, более строгом стиле, большой угловой дом с главным фасадом на Москательную улицу. И это был вовсе не дворец для пышных балов и не особняк какого-нибудь богача-мукомола, а всего лишь губернская земская управа. Этот дом строился для конторы или канцелярии, но получился привлекательный архитектурный памятник. Конечно, относительно «памятника» земству — это лишь фантазия, так как никаких документальных данных о социально-гражданских истоках архитектурного замысла нет. Известно только, что здание это возведено в 1899 году по проекту архитектора А. У. Зеленко при участии инженера путей сообщения С. В. Смирнова, отдавших предпочтение так называемому русско-московскому стилю, а не соперничавшему тогда с ним капризно-манерному модерну.

Одновременно слева, из такого же красного кирпича, с едва уловимым намеком на архитектурное родство, был построен одноэтажный домик для технического персонала управы. А когда справа возник уже упомянутый угловой дом, то он вскоре был соединен с управой двухэтажным переходом. Объединенные ажурной железной оградой на каменном цоколе, образовавшей небольшой палисадник, все три дома составили своеобразный ансамбль, хорошо сохранившийся до наших дней и привлекающий внимание не только как памятник архитектуры. И первое наглядное свидетельство тому — мемориальные доски на всех трех зданиях и еще две — внутри бывшей земской управы.

Мемориальная доска гласит:
«Здесь, в здании бывшей губернской управы, в 1902—1903 гг. работала Мария Ильинична Ульянова— видный деятель Коммунистической партии». Этот текст, вместе с новой мемориальной доской, появился сравнительно недавно, в конце 70-х годов, сменив прежнюю с надписью: «В этом доме помещалась губернская земская управа, в ней с февраля по июнь 1909 года работала видная деятельница большевистской партии М. И. Ульянова». В начале 900-х годов революционное движение в Самаре усилилось настолько, что не на шутку встревоженный и даже напуганный начальник губернского жандармского управления полковник Г. С. Добрянский, явно страхуясь, вынужден был 28 января 1903 года доложить департаменту полиции: «Увеличение пропаганды во всех слоях общества социал-революционных и социал-демократических идей, имеющих свои организации в г. Самаре и в некоторых населенных пунктах губернии, вызывает необходимость усилить наблюдение за личностями, в политическом отношении неблагонадежными, число которых за последнее время заметно увеличивается. Самара есть очаг революционного брожения».

Заметим что, именно тогда, очевидно, в целях большей безопасности Самарское жандармское управление вместе с квартирой начальника переводится поближе к центру, города. На Саратовскую улицу, в дом № 136 — всего в квартале от земской управы. (В этом двухэтажном здании в настоящее время находится детская стоматологическая поликлиника.)

В то время в Самаре начала складываться благоприятная обстановка для ленинской организации «Искры». К 1901 году здесь уже жили искровцы С. Н. Кранихфельд, его жена М. О. Кранихфельд, К. К. Газенбуш с женой А. Г. Безруковой, В. Н. Масленников, в июле того же года появился В. П. Арцыбушев, в сентябре — Ф. В. Ленгник, наконец, 6 января 1902 года приехали Г. М. и 3. П. Кржижановские с поручением В. И. Ленина — создать Бюро Русской организации «Искры». В январе 1902 года собравшиеся на квартире Кржижановских искровцы, среди которых находились Дмитрий и Мария Ульяновы, избрали Центральный комитет из 16 человек, ставший позднее называться Бюро Русской организации «Искры». Причем Мария Ильинична вместе с З. П. Кржижановской вела сложную секретарскую работу, связанную с большой нелегальной перепиской и распространением газеты «Искра».

В Самаре Мария Ильинична появилась после шестимесячного строгого содержания в Таганской тюрьме по делу Московской организации РСДРП. В день освобождения из тюрьмы, 6 октября 1901 года, она была выслана из Москвы с «Проходным свидетельством № 12822», подписанным московским полицмейстером генерал-майором Треповым. В этой грозной полицейской сопроводиловке, снабженной «внешними приметами» опасной поднадзорной, ей строжайше объявлялось, что она не может проживать нигде, кроме Самары. И не позже 24 часов со времени приезда обязана лично предъявить «Проходное свидетельство» самарскому полицмейстеру, а во время пути она не имеет права отклониться от врученного ей «Маршрута» и останавливаться где бы то ни было, за исключением случаев болезни или каких-либо непреодолимых препятствий… Мария Ильинична должна была «следовать из Москвы в г. Самару по железной дороге кратчайшим путем, причем разрешено ей на пути заехать в г. Подольск Московской губернии на пять часов». Она заезжала туда за матерью, о которой много лет спустя писала, применительно и к этому случаю: «…Мать бывала всегда с теми из своих детей, кому особенно была нужна ее помощь, а в России эта помощь была почти всегда нужна тому, на кого сыпались полицейские кары».

Вначале, по приезде в Самару, Мария Ильинична не имела заработка. Вероятно, не очень-то охотно раскрывались перед политически неблагонадежной и поднадзорной домашней учительницей двери обеспеченных домов и казенных учреждений. А ведь лишних денег в семье Ульяновых никогда не водилось. Не сразу нашла она подходящую работу, которая смогла бы одновременно служить и удобным прикрытием нелегальной революционной деятельности. Месяц спустя в департамент полиции о ней полетело первое донесение: «В городе Самаре определенных занятий не имеет, пособия от казны не получает». А в «Списке состоящих под гласным полицейским надзором» появляется запись: «Живет на средства матери, ремесла не имеет». Еще одно, январское 1902 года, донесение: «Нигде на службе не состоит и живет на средства матери». И вот, наконец, запись в «Ведомости о лицах, состоящих под гласным и негласным надзором полиции с 1 января по 1 июля 1902 года»: «Служит в губернской земской управе». Тогда Мария Ильинична была принята на временную работу — конторщицей при технике на постройке Семейкинского шоссе (ныне Московское) 1 февраля 1902 года и уволена 1 июля 1902 года.

Мария Ильинична УльяноваС 20 августа 1902 года Мария Ильинична — снова работает в строительном отделении Самарской губернской земской управы. Об этом свидетельствует хранящееся в Центральном партийном архиве ИМЛ при ЦК КПСС «Удостоверение» от 6 октября 1903 года, послужившее, кстати, основанием для замены мемориальной доски: «Настоящее удостоверение выдано Марии Ильиничне Ульяновой в том, что она, Ульянова, с 20 августа 1902 года по 1 октября сего 1903 года состояла счетоводом по ведению дел по постройке Самарского среднего сельскохозяйственного училища. Все возложенные обязанности исполняла аккуратно и с знанием. От занимаемой должности г. Ульянова уволилась по собственному желанию, что и удостоверяется»..

На Главную

Загрузить Adobe Flash Player
Эта запись была опубликована в рубрике Старая Самара и отмечена метками , , , , , , , , , , , , . Добавить в закладки ссылку.

Добавить комментарий